Региональная общественная организация «Объединение многодетных семей города Москвы» провела опрос, есть ли проблемы у родителей с выбором имён. 40% ответили, что нет ничего проще, 45% — есть сложности, и еще 10% столкнулись со сложностями выбора после третьего, 5% совершенно не знают, как назвать четвёртого или пятого ребенка. Только распространенных в России имен насчитывается около 600, а всего в мире их почти 20 тысяч. Но разнообразие и рождает трудности. Как решать проблему выбора, поделились московские многодетные семьи.

«Р» как традиция

В семье Овчинниковых 10 детей. Обычно предлагала варианты мама, а папа забраковывал и выбирал из вариантов что-то одно. Но одно было неизменно — в каждом имени их детей есть буква «Р».

«Как корабль назовёте, так он и поплывёт. Так и с именем человека. „Р“ придает уверенности. Имя с буквой „Р“ — это что-то основательное и жизнеутверждающее», — уверена мама Анна.

«У нас в семье было принципиальное мнение, что имя не должно быть распространенным. Вот у меня было несколько Ань в классе. Мне это не нравилось», — говорит она.

Сама Анна после рождения первого ребёнка стала представляться, что она «Анна, мама Трофима».

Сейчас в семье Трофим (ласково звали Троша), Радмила (Рада), Прасковья (Куня — производное от Праскуни), Мирон (Мирка), Никифор (Никиша), Лукерья (Луша), Кондрат (ласково Кондрик или коротко Кондр), Ратибор (Ратик), Нестор (Неся) и Парамон (Парамоша).

Анна рассказывает, что при выборе женских имён у них с Алексеем были разногласия. У Анны изначально был только один вариант — Прасковья. Но муж был против. Боялся, что будут дразнить.

«И тут друзья сказали, что у них в одном коллективе случайно встретились Радмила и Радомира. Мне так понравилась Радомира. Договорились с мужем на это имя. А Алексей зарегистрировал всё равно Радмилу. Я расстроилась, но зато обрадовалась наша бабушка Людмила, так как это было созвучно с её именем», — рассказывает многодетная мама.

Когда ждали третьего ребенка, тоже девочку, Алексей созрел назвать её Прасковьей. Последнему малышу — а ждали узи обещало тоже девочку — тоже долго не могли выбрать имя. «Я предложила Мириаду. Это бесконечность. Но он не согласился. Тогда я предложила Петронию или Петру. Но ему тоже не понравилось. Не знаю, чем бы это закончилось, если бы вдруг не родился мальчик», — смеется Анна.

Половину родственников мы потеряли сразу

В семье Заец все прекрасно: и фамилия детей, и имена, и отчество. Таких не спутаешь ни с кем. Таких в России больше нет. Сейчас в семье воспитывается шесть детей: Фридерика (ласково Рика), Гертруда (Гера), Брунгильда (Бруня), Зигфрид (Зиг), Вальтер (Вальтюшок, Вальт), Матильда (Матюша).

Глава семейства — Заец Тарас Петрович, программист.

«А я не с ними, я — Осипенко Ольга», — шутит мама, которая работает воспитателем в семейном детском саду.

Выбор имен она объясняет опять с юмором: «Первую назвали Матильдой, а дальше отступать было некуда, тем более половину родственников мы „потеряли“ сразу».

Но серьезно рассказывает, что принцип выбора имён был простой: они должны быть уникальными и буквы не должны повторяться.

Сначала пытались еще выбирать без буквы «Р», так как Ольга не выговаривает её, но этот принцип соблюсти не получилось.

«Нас часто спрашивали про эпос „Песнь о Нибелунгах“. Там тоже Зигфрид, Брюмхильда... Потом, когда имена стали кончаться, мы, конечно, туда заглянули...», — юморит мама.

Но серьёзно добавляет, что на самом деле они с супругом смотрят значение имен. Например, Вальтер — могучий воин, Брунгильда — бронированный воин и так далее.

«А Гертруда — это подарок бабушке, которая сокрушалась „ну когда же будет русское имя?“. Мы открыли список, смотрим Гертруда — это „герой труда“ и как раз из нашей серии. Оказывается, это имя было популярно в советское время. Вот, пожалуйста», — говорит Ольга.

«Мы бы хотели, чтобы у наших детей были уникальные имена. Но вот Матильда уже не такое редкое имя. Несколько лет назад, когда Матильда ещё тренировалась в „Самбо-70“ с ней в группе была девочка Матильда — её ровесница и тоже старшая в многодетной семье. И с Зигфридом в классе училась девочка с двойным именем Матильда-Марта. Эх, мальчика с именем Вальтер мы тоже уже встречали», — считает многодетная мама.

Зигфрид говорит, что ему очень нравится его имя: «Оно значит „мирная победа“». Правда, бывает его то Сигурдом назовут, то Зигмундом. Но он не обижается.

«Э» в третьей степени

У Луизы Шахидовой тройня: Элиза, Эльдар и Эмин. Им сейчас шесть лет. Луиза известна на всю страну тем, что тройня — это её первая беременность в 49 лет. Она даже попала в Книгу рекордов России с рекордом «Рождение тройни в самом позднем возрасте — в 50 лет 2 месяца и 5 дней».

Мама признается, что имена ни с кем не обсуждала и не согласовывала, но учла предпочтения папы и бабушки.

«Мы — мусульманская семья, и я хотела дать своим детям мусульманские имена. Эти имена родились в моей голове спонтанно. Эльдар переводится как „Божий дар“, а то, что я в 50 лет впервые стала мамой сразу тройни это и был Божий дар. Эмин мне казалось очень красивым по звучанию. У людей с таким именем благополучно складывается судьба. С Элизой не совсем удалось следовать задумке давать мусульманские имена. Хотя имя Элиза очень распространенно среди мусульман, но в то же время и католическое имя. Но это имя нравилось моему мужу», — объясняет многодетная мама свой выбор.

Дома Луиза иногда называет детей и так: Эмишоня, Элизабет и Эльдарчик.

Путаниц из-за одинаковых инициалов пока не было. В поликлинике с Элизой просто — она девочка, а для мальчиков, когда что-то выписывают, пишут одного полным именем, а второго просто буквой Э., если требуется.

Мама надеется, что в школе тоже не будет проблем.

Четыре «славы» на шесть детей

У Татьяны и Сергея Мовиных шестеро детей: Владислав, Тамара, Ярослав, Святослав, Яромир, Миласлава. Итого четыре «славы» на шестеро детей.

Имена детей, видимо, запрограммировали родителей на славу. По крайней мере на Почетный знак «Родительская слава города Москвы» точно. Его Татьяна и Сергей получили в 2019 году.

Татьяна признается, что они не стремились специально выбирать имена с одинаковым сочетанием, просто так получилось. Например, Вячеслава они даже не рассматривали.

«Сначала родился первый ребенок. Понравилось Владислав. На имени Тамара настояли муж и свёкр — в честь бабушки. Я не очень хотела это имя, кидала бумажки, но всё равно вытянула Тамару. А потом стали рождаться мальчишки: Ярослав, Святослав. Потом выбрали Яромир», — рассказывает мама.

Когда ждали шестую девочку, Татьяна услышала имя Миласлава, ей очень понравилось.

Дома детей зовут сокращенно-ласкательно по первой части имени: Владик, Яся, Мила ­— Милуся, Томуся-Муся.

«Выбор имени — это всё очень индивидуально. Надо помнить, что всё имеет информационную структуру, и имя сильно влияет на жизнь ребенка. Я, например, думаю, что лучше не называть детей именами родственников — имя несет какую-то информацию, в том числе она может быть и негативная. Надо подходить персонально к выбору. Бывает и имя придумают родители, а ребенок родится, и становится понятно, что нужно другое», — убеждена многодетная мама.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы