Каждый день сотрудники некоммерческих организаций оказывают помощь сотням и тысячам людей: заботятся о пожилых москвичах, подтягивают в знаниях воспитанников домов детей, помогают людям с инвалидностью и многим другим, кто нуждается в поддержке и заботе. Руководитель фонда «Старшие Братья Старшие Сестры» Нина Воронцова рассказала о том, как проходит ее рабочий день, чем она вдохновляется, как управляет командой и как Москва помогает некоммерческим организациям делать добрые дела.

В прошлом году фонд «Старшие Братья Старшие Сестры» стал победителем конкурса грантов для НКО «Москва — добрый город». Фонд профессионально занимается отбором и подготовкой волонтеров-наставников, которые поддерживают детей, подростков и выпускников центров содействия семейному воспитанию.

Типичный рабочий день

— Мое утро начинается с проверки почты за чашкой кофе. На свежую голову лучше всего планировать свой день. После этого ритуала гуляю с двумя своими собаками, завтракаю и выезжаю в офис. Я сама веду свое расписание, хотя с каждым годом это становится все сложнее. Часто задумываюсь о помощнике. Сейчас управляю четырьмя филиалами организации, — рассказывает Нина.

— Как ваш коллектив перешел на дистант?

— Коронавирус снес все границы рабочего времени. В эти месяцы мой рабочий день мог начинать и в семь, и в шесть утра. Но из минусов это, пожалуй, все. Тем более что у нас периодически случаются ненормированные рабочие дни. Зато, с другой стороны, коронавирус научил нашу команду работать сообща вне зависимости от города, в котором ты находишься. Раньше мы редко выходили на связь со всеми филиалами одновременно. Сейчас же у нас есть такая возможность, и мы поняли для себя, что это может быть очень эффективно.

— Вы сказали, что вам приходится задерживаться на работе. Как часто и почему?

— В период ключевых этапов по проектам или, например, подачи заявок на гранты. Заполнение заявки — дело небыстрое. Это работа с большим объемом информации, часть которой нужно сперва найти, если это новое направление, а потом продумать, как это все впишется в развитие нашей деятельности, какие даст результаты.

Про управление командой

— Сколько на данный момент у вас сотрудников?

— У меня 22 сотрудника во всех четырех филиалах. С начала коронавирусных ограничений в основном они работают из дома. Изредка приезжают в офис для работы с документами. Раз в месяц я выезжаю в наши филиалы. Вместе с руководителями региональных офисов планируем следующие шаги, ищем новые ресурсы, обсуждаем планы. Не могу сказать, что в моем участие в жизни филиалов есть какая-то острая необходимость. У нас очень профессиональная команда, но все-таки совместное обсуждение помогает всем развиваться динамичнее. Мне это помогает понимать ситуацию, которая складывается в регионах нашего присутствия.

— Как вы считаете, каким людям точно не место в благотворительности? Как вы принимаете сотрудников на работу?

— Для меня важно, чтобы будущий сотрудник разделял миссию нашей организации. Мы занимаемся подбором наставников для ребят, проживающих в домах детей. Этим надо жить! Разумеется, мы не ищем фанатов, которые всю жизнь сочувствовали таким детям. Но нам нужны люди, у которых большое сердце, которые готовы прийти, вникнуть и начать работать. В НКО ты видишь результат, изменения, которые приносит твоя работа. В этом, пожалуй, разница между работой в НКО и в бизнесе.

Про работу в бизнесе

— Вы раньше работали в бизнесе?

— У меня большой опыт работы в крупных коммерческих компаниях. В прошлом я была в сфере HR, отвечала за управление персоналом. Разницу между НКО и бизнесом увидела сразу — в бизнесе у тебя есть бюджет и конкретный KPI. В НКО гораздо меньше финансовой стабильности: фонды живут за счет фандрайзинга и грантов. Конечно, в этом я тоже вижу зону развития и свой вклад как руководителя — увеличить стабильность нашей организации. Если бы не государственная поддержка и поддержка частных доноров, НКО было бы непросто. Это создает некое напряжение. Но, с другой стороны, в НКО результат всегда ближе, ты видишь хорошую смысловую отдачу.

— Почему вы решили перейти работать в некоммерческий сектор?

— Как раз потому, что хотела чувствовать отдачу от своей работы, понимать, почему я это делаю, для чего, и помогать находить этот смысл другим — моим сотрудникам и нашим детям.

Сотрудничество с государством

 Насколько НКО важно сотрудничать с государством?

— НКО может бесконечно лечить симптоматику, например, помогать детям делать уроки или профориентировать их, но на системные преобразования можно выйти только идя рука об руку с государством. В этом плане у нас все отлично! Уже много лет мы сотрудничаем с московским Департаментом труда и соцзащиты. Часть наших проектов реализуется за счет гранта Департамента. В частности, это те проекты, которые сложно профинансировать за счет собственных средств. Например, наш грант 2019 года помогает выпускникам домов детей.

Все наши программы направлены на помощь детям, которые проживают в учреждениях. Мы понимаем, что после выпуска из дома ребенка молодой человек не перестает нуждаться в помощи. Даже наоборот! Перед выпускником открывается новый, абсолютно неизвестный мир. Мир, в котором нужно оплачивать счета, совершать покупки в магазине, ездить в общественном транспорте и т. д. Наш грантовый проект помогает как раз такой категории ребят.

— Как еще город помогает некоммерческим организациям эффективнее выстраивать свою работу?

— Помимо грантов на реализацию социальных проектов, есть еще конкурс помещений, которые предоставляются НКО абсолютно бесплатно. Из нематериальнго я бы отметила наше сотрудничество с разными департаментами Москвы. Это могут быть совместные проекты, передача опыта, общие мероприятия. Прямо сейчас, например, совместно с соцзащитой Москвы мы готовим новый проект по поиску наставников для детей.

Про хобби

— Откуда вы черпаете ресурс для работы в благотворительности? Ни для кого не секрет, что работа в НКО сопряжена с риском эмоционального выгорания.

— У меня замечательный муж, который во всем меня поддерживает. Очень много ресурса можно взять из семьи, от общения с родными и близкими. А еще — очень люблю своих собак, каждый день совершаю с ними прогулки по району Замоскворечье. Старые улочки Москвы очаровывают меня, и в них я тоже нахожу свой ресурс.

А чтобы не выгорать на работе, стараюсь следить за тем, чтобы сотрудники находили время на общение на нерабочие темы, заряжались друг от друга, дистанцировались от работы во внерабочие часы. Работая в бизнесе, поняла, что эффективность любой деятельности зависит именно от того, как ты управляешь человеческим ресурсом.

Например, наши коллеги из ассоциации «Все вместе», членами которой мы являемся, при поддержке Департамента труда и соцзащиты реализуют проект «Ресурс добра». Этот проект включает в себя много интересных мастер-классов и семинаров по профилактике выгорания. По мере возможности я нахожу время, чтобы посещать эти занятия. Мои сотрудники тоже ходят. Нам это помогает.

— Чему вы научились, работая в НКО? Что взяли для себя от этой работы?

— Я перестала бояться! В бизнесе ты исполняешь то, что говорит тебе управляющий, акционер или директор. В НКО ты просто находишь единомышленников и делаешь так, как считаешь нужным. Тут нет понятия «правильно» или «неправильно». Мы действуем в интересах своих благополучателей, и это дает нам силу. Смелость помогает мне и в других жизненных сферах. Хотя, работая в НКО, невозможно сказать, что жизнь делится на работу и личную жизнь. Работа в благотворительности ― это и есть стиль жизни, который влияет на тебя самым глубинным образом, делает абсолютно другим человеком: более добрым, более душевным, более милосердным.

Узнать больше о том, как город помогает некоммерческим организациям, можно на портале «Москва — добрый город».

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы