Навигация по сайту
Настройка режима отображения
Закрыть
Гарнитура
Без засечек С засечками
Цветовая схема
Ц Ц Ц Ц Ц
Кернинг
Маленький Средний Большой
Изображения
Показать Скрыть Ч/б
Размер текста
A A A
Настройки по умолчанию
Версия для слабовидящих доступна только на десктопной версии.
Другие сайты государства
Закрыть

Как помочь приемному ребенку принять его прошлое

14 июля 2021 года

894

Стоит ли говорить с ребенком о его истории? Как это сделать, и кто может помочь в этом деле? Ради чего касаться болезненных воспоминаний, вызывающих у ребенка и приемных родителей много сильных и неприятных чувств? Ответы на эти и другие вопросы подготовили специалисты из Центра содействия семейному воспитанию «Соколенок».

Тема истории ребенка — одна из самых острых и вызывающих тревогу в курсе школы приемных родителей. Специалистам часто приходится слышать вопросы о том, как и когда говорить с ребенком о его истории, нужно ли это вообще и как потом быть с кровными родственниками, которые появятся в жизни ребенка. Внимание к этой теме еще раз свидетельствует, насколько важно понимать все тонкости действий в подобных ситуациях. Здесь нужно осознавать собственную позицию, потребности ребенка и, конечно, ту роль, которую играли в его жизни кровные родители.

Травматический опыт ребенка

Утрата значимого взрослого, который заботился о ребенке, — это всегда поворотный момент в жизни последнего. По другую сторону — пренебрежение нуждами несовершеннолетнего, грубость по отношению к нему, жестокое обращение, также оставляющее глубокий след в психике ребенка.

То, как ребенок пережил трудные моменты своей жизни, зависит от многих факторов. Это и устойчивость его нервной системы, и состояние здоровья, и наличие взрослых, которые могли обеспечить его безопасность, физический и эмоциональный комфорт, внешняя обстановка в целом. В любом случае с этим болезненным опытом ребенок приходит в замещающую семью.

Что же делать с его историей родителям?

О тяжелых моментах тяжело думать и говорить. Часто у приемных родителей возникает желание оставить в стороне то, что пережил ребенок до прихода в семью: «ведь теперь все хорошо», «он был маленький и ничего все равно не помнит», «зачем ему напоминать и травмировать, будет только тяжелее...».

Важно понимать, что опыт ребенка остается с хозяином независимо от того, говорят о ситуации или нет. Это история ребенка, которая, потеряв какую-либо из своих частей, будет неполной. И, что для нас самое главное, именно приемный родитель способен стать тем надежным взрослым, с которым ребенок может разделить обиду, злость, страх, всю боль, связанную с пережитой утратой. Если приемные мама и папа к этому не готовы, то и ребенок тоже наверняка не станет форсировать ситуацию и «травмировать» родителей, сохраняя безопасную дистанцию с ними.

Проживание травмы вместе с семьей

Психолог, работающий с ребенком, может помочь ему прикоснуться к болезненным воспоминаниям, научиться справляться с эмоциями, получить поддержку. Но всегда ли это поможет больше доверять тем взрослым, которые каждый день встречают его дома? Не всегда.

Сейчас все большую популярность в среде специалистов и замещающих семей приобретает подход к терапии детской психотравмы, строящийся именно на том, что ребенок разделяет свой негативный опыт с родителями.

Привязанность к взрослому становится основной опорой для ребенка. Доверие и возможность разделить свои чувства с родителями помогают ребенку в любом возрасте сделать тяжелые воспоминания «легальными» (то есть тем, о чем можно говорить), а также дают шанс опереться в этом состоянии на старших, готовых поддержать.

Что важно знать и уметь родителям в этом процессе?

  • Основа безопасности — это надежная и стабильная привязанность. Без опыта совместности, без тактильного и эмоционального контакта сложно сформировать доверие. Специалисты предлагают обращать внимание и учиться не отталкивать друг друга, а сближаться, анализируя и корректируя то, как мы общаемся с детьми и как они — с нами.
  • Ребенок может встретиться с сильными чувствами, которые также могут задеть тех, кто рядом. Поэтому готовность родителей к ярким переживаниям, способность регулировать свое состояние и выдерживать чувства ребенка — огромная поддержка в этом процессе.
  • Говорить на языке ребенка — это не то же самое, что говорить неправду. Проговаривая и объясняя причины, по которым кровная мама малыша не смогла позаботиться о нем, можно приводить сравнения, называть вещи своими именами (например, объясняя, как влияет на человека воздействие наркотиков или алкоголя). Важно не говорить намеками или неполными фразами (ведь непонятное способно создавать лишнюю тревогу), но говорить только о том, что вы готовы объяснить простым языком без излишних подробностей.

Пример из практики

«Девочка В. была принята в семью в трехлетнем возрасте, на момент нашей с ней работы она уже была подростком. Какое-то время раздельно проработав с ней и ее приемной мамой, мы провели общую встречу, посвященную истории девушки. Особенностью работы с подростком было то, что, несмотря на ее постепенное раскрытие на встречах с психологом, В. было трудно обращаться за помощью к приемной маме в тех или иных случаях. Но цель психолога — не создать отношения с ребенком, а скорее помочь ему научиться создавать и сохранять эти отношения с близкими. Поэтому была назначена общая встреча», — рассказывает психолог Центра содействия семейному воспитанию «Соколенок» Вероника Ефремова.

На общей встрече были два психолога, хорошо знакомых как девушке, так и ее родителям, что создавало большее ощущение безопасности. Ребенок на таких встречах располагается рядом со своими старшими, чтобы те могли обнять и поддержать его.

В диалоге с подопечной психологи прошли по ее жизненной истории, начиная с самого раннего возраста. Включение приемных родителей помогло прояснить некоторые вопросы, которые раньше было не принято обсуждать. При этом В. было трудно говорить об этом: какое-то время девочка закрывалась, сначала отодвигалась от родителей, но постепенно смогла говорить о чувствах, задавать вопросы и позволила себя обнять. Увидев дочь в таком эмоциональном состоянии, родители были удивлены — настолько сильно В. сдерживала раньше свои переживания.

«Опыт разделения с приемными родителями переживаний, связанных с утратой кровной мамы, чувством покинутости и годами, проведенными в социальном учреждении, помог девочке все чаще пробовать обращаться к приемной семье за поддержкой. В. увидела, что родители готовы выдерживать ее чувства и оставаться вместе с ней, а также получила возможность прояснить те вопросы, которые создавали ошибочное представление о ее истории. Родители, в свою очередь, увидели сторону своей дочери, о которой они знали так мало, — ту ее часть, которая очень боится раскрываться, но так сильно нуждается в поддержке», — подводит итог Вероника Ефремова.

История ребенка может остаться его сугубо личным опытом, будто бы запретным, вызывающим сильные чувства стыда, обиды, гнева, печали и страха и связанным с рядом догадок и неточностей, рождающих тревогу. Но может и стать чем-то, что еще больше породнит ребенка с приемными родителями, которые оказываются готовы принять не только ребенка в семью, но и его прошлое, с которым он неразрывно связан. Родителям потребуется достаточно собственных ресурсов на то, чтобы вместе пойти с ребенком в его историю, но важно помнить: этот шаг объединяет, а не разделяет.

На заметку!

Узнать больше о работе школ приемных родителей, жизни столичных центров содействия семейному воспитанию вы также можете на портале «Моя новая семья». Полезную информацию для себя там найдут будущие и состоявшиеся приемные родители, выпускники ЦССВ и приемных семей, все, кто интересуется темой помощи детям, оставшимся без родительского попечения.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Новости по теме