К сожалению, в жизни часто случаются трагедии. Особенно грустно, когда переживать их приходится детям. Специалист Московской службы психологической помощи населению Виталий Смолков рассказывает о том, как в такой ситуации быть взрослым.

Психологические травмы и процесс горевания имеют свои закономерные стадии. На данную тему написано множество психологических трудов, однако по праву выдающимися учеными в этой области являются американский психолог Элизабет Кюльбер-Росс и наш соотечественник, доктор психологических наук Федор Ефимович Василюк.

Первая стадия — шок и отрицание. Она описывается примерно такими словами: «Я не могу в это поверить!», «Этого не может быть!». В зависимости от степени горя она может длиться от нескольких секунд до нескольких недель. Горюющему происходящее с ним кажется нереальным, как будто бы все, что происходит, похоже на дурной сон. И на вопрос «Как ты?» могут звучать ответы сквозь натянутую улыбку: «Со мной все в порядке»; «Я — нормально»; «Все хорошо». Хотя факты говорят о том, что произошедшее совсем не нормально, но человек как будто бы не до конца понимает, что с ним случилось. И, несмотря на отрицание, видно, как он или она испытывает мышечное напряжение, движения становятся резкими, или напротив, человек цепенеет. Дыхание прерывистое и может быть учащенным, на коже лица появляется покраснение, и может проявляться повышенная потливость.

Важно не позволять ребенку долго оставаться в таком состоянии. Иначе могут происходить патологические процессы, проявляющиеся беспамятством, длительным болезненным состоянием и даже галлюцинациями. Психологи, работающие при ЧС, больше обращают внимание на оцепеневших пострадавших, которые молчат и не двигаются, нежели на тех, кто истошно рыдает и кричит. Ведь слезы и крик — это здоровая реакция на ужасающее происходящее. Именно поэтому необходимо выводить на эмоции, чтобы процесс не застревал, а протекал дальше по курсу.

Это и является началом следующей стадии: гнев и негодование. Как правило, данная стадия может длиться несколько минут и является самой короткой фазой. Но бывает и так, что человек может находиться в гневе и негодовании от нескольких недель, до нескольких месяцев. В этот момент важно не заниматься морализаторством о том, что «злиться — это плохо», или успокоением: «не злись, все пройдет». Тут скорее важно обратить внимание на то, куда направлен гнев. Если гнев идет вовне (на трагедию или на тех, кто вовремя не оказал помощь и т. д.), то лучше проявить понимание и дать человеку выговориться. Но если ребенок начинает винить во всем себя, то ни в коем случае нельзя с этим соглашаться, иначе это будет мощный удар по его или ее самооценке. Данную энергию лучше направить в активное спортивное русло. Например, из множества способов помогает бег, ходьба, силовые упражнения, а также понимание и поддержка при эмоциональных монологах ребенка.

За гневом и негодованием наступает стадия сожаления и депрессии. Человек становится замкнутым, плохо спит и ест, мало чем интересуется, ведет малоподвижный образ жизни. Как правило, депрессивное состояние более характерно для старшеклассников. Но бывают и случаи развития детской депрессии. Есть мнение, что состояние депрессии накрывает горюющего человека постоянно: 24/7. Однако это не совсем так. Во-первых, депрессия — это диагноз, который может ставить исключительно врач-психиатр или психотерапевт, она бывает разной (от легкой ситуативной до тяжелой клинической), и человек может страдать данным заболеванием до пережитого травмирующего события. А во-вторых, длительность переживания депрессии проходит от нескольких недель до нескольких месяцев. Но именно болезненный период (когда человек испытывает невыносимую боль от утраты или его накрывает сильное тревожное состояние) происходит не постоянно: как правило, либо перед сном, либо при длительном нахождении в одном и том же месте. Поэтому во время проживания данной стадии не стоит давить на ребенка и заставлять его что-то делать. Подобное поведение может усугубить данный процесс. Но если удается установить с ребенком контакт, то лучше чаще менять места его локации, чтобы мозг не застревал на депрессивных мыслях, а был занят изучением новой обстановки. Таким образом депрессия проходит быстрее.

Если вы стали обращать внимание на странное поведение своего ребенка (свежие порезы на теле, суицидальное поведение и мысли в соцсетях, навязчивые молчаливые раскачивания, сидя на одном месте, и т. п.), то следует незамедлительно обратиться за помощью к врачу-психиатру.

После сожаления и депрессии наступает стадия смирения и принятия, которая завершает данный процесс. Человек принимает пережитый опыт как данность, делает выводы и продолжает жить дальше. Тем не менее, стадии переживания горя зависят от степени горя. Поэтому подобное может повторяться. И в этом случае лучше обратиться за помощью к специалисту!

В первом пункте статьи были разобраны стадии переживания психологических травм и процесса горевания. Однако есть и второй пункт, связанный с тревожным состоянием.

Кто бы ни убеждал нас в объективной статистике того, что трагедии бывают редки, мы все равно больше доверяем своему жизненному опыту. По этой причине нам страшно садиться за руль автомобиля после пережитого ДТП, заводить новые отношения после неудачного расставания и т. д. Что уж говорить о чувствительной детской психике, которая столкнулась с новым озарением того, что мир не всегда безопасен? Родители часто учат детей тому, что бояться — это плохо, или напутствуют фразой «будь смелее!». Однако страх и беспокойство существуют не просто так. Эти чувства помогают выжить в природе. Без них мы бы не боялись змей, пауков, крупных хищников, непогоды, болезней и пр., от чего бы непременно погибли. Таким образом, бояться — это нормально, если только страх не носит патологический характер.

Не пытайтесь убедить своего ребенка в том, что ему «не страшно». Скажите, что бояться — это нормально: страх помогает нам быть более осторожными и сильными в экстремальных ситуациях. Расскажите увлекательные для ребенка истории про то, как люди, оказавшись в воде с крокодилом, били мировые рекорды по плаванию или поднимали огромные и тяжелые валуны, находясь под завалом. Что страх — это чувство, созданное помогать нам. И если мы контролируем его, то страх — это наш друг.

Конечно же, ситуации бывают разными, и, к сожалению, на сегодня не существует универсального способа оказания помощи людям, пережившим трагедию. Если вы и ваш ребенок чувствуете, что не можете самостоятельно пережить травмирующее событие, то следует обратиться за помощью к специалисту.

В столице поддержкой психолога можно воспользоваться бесплатно, записавшись в одно из подразделений Московской службы психологической помощи населению. Подразделения службы открыты во всех округах города, а консультации проходят как в очном, так и в дистанционном режиме. Информацию о том, как получить помощь профессионального психолога, можно найти на сайте https://msph.ru/ .

Круглосуточный телефон неотложной психологической помощи — 051 (с городского телефона); +7(495) 051(с мобильного).

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы