В Москве прошла XVI ежегодная конференция «Благотворительность в России: 2025». Представители органов власти, бизнеса и НКО обсудили, каким может быть будущее благотворительности, как развивать волонтерство и практику добрых дел среди организаций и обычных людей, как повысить эффективность благотворительных кампаний и работы некоммерческого сектора.

Все эти цели и задачи прописаны в «Концепции содействия развитию благотворительной деятельности в Российской Федерации на период до 2025 года», которая была принята в ноябре прошлого года. Еще один немаловажный момент — оценка эффективности благотворительности. Тезис о том, что меценат, пожертвовавший деньги на благие цели, сразу же должен забыть о них, уже неактуален. Благотворитель вправе знать, были ли использованы его средства по целевому назначению, удалось ли в полной мере реализовать проект и какой результат общество и конкретный человек получили.

Выступая на пленарной сессии конференции первый заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения Москвы Александра Александрова подчеркнула: «Городу важно, чтобы благотворительные фонды, общественные и волонтерские организации через пять лет смогли стать желанными работодателями для москвичей. Они могут предлагать работу мечты для людей, для которых такие понятия как „помощь“, „социальная ответственность“, „инклюзия“, „счастливый горожанин“, „живые города“ и, наконец, „life balance“ (жизненный баланс, гармония — Ред.) — более важные ценности и требования, чем „высокий доход“, „золотой парашют“ или „офис в сити“. Было бы здорово, если бы в Москве доля некоммерческого сектора в экономике России реально выросла с нынешнего 1% до 9-10%, как в странах Западной Европы и США, где культура массовой благотворительности развивается много десятилетий».

По мнению Александровой, позитивные сдвиги уже заметны. Например, среди последних трендов на рынке труда в столице — переход офисных сотрудников в сферу благотворительности и НКО.

«К 35-40 годам, заработав деньги и обеспечив себе традиционный набор успешного менеджера в виде квартиры, машины, приличных отпусков и накоплений, часть из них осознает, что истинные ценности в жизни другие, — пояснила Александрова. — Многие думают о переходе, хотя решаются, правда, пока не многие. На мой взгляд, это позитивная тенденция, ведь в третий сектор приходят высококлассные профессионалы — фандрайзеры, PR-специалисты, руководители проектов и программ, финансисты. Если учесть, что сейчас типичный портрет главы НКО — это женщина 53 лет, на энергии и энтузиазме которой все держится, и у которой нет на примете преемника, то приход профессионалов из бизнеса в НКО — очень актуальная тема для сектора в перспективе пяти — десяти лет».

Еще один тренд — это внедрение в сферу благотворительности поколения «Y», «миллениалов» (рожденных с 1984 по 2004). Александра Александрова уверена, что «игреки» отличаются от «иксов»: «Они не работают только за деньги, ценят гибкий график, быстро учатся. Для них сфера благотворительности и социальных проектов — это осознанный выбор. Таких людей в благотворительности становится все больше. В перспективе пяти лет подрастет и поколение „Z“ — нынешние подростки, которые тоже придут работать в некоммерческий сектор, так как обладают отличными навыками в цифровой экономике, что в сфере благотворительности с переводом всех благотворительных сборов в интернет становится крайне востребованным».

Директор специализированного центра занятости «Моя карьера» Ирина Швец рассказала об управлении человеческими ресурсами и роли профессиональных компетенций сотрудников некоммерческих организаций: «Безусловно, человеческие качества людей, работающих в этом секторе, очень важны. Тот, кто не готов отдавать сердце и вкладывать душу каждый день, просто не пойдёт в благотворительность. Но и профессионализм не менее значим. В центре „Моя карьера“ мы занимаемся в том числе подбором персонала для некоммерческих организаций, и первый запрос руководителей НКО, конечно же, на профессиональные компетенции. Поэтому очень важно соблюдать баланс. Чем больше неравнодушных профессионалов будет в общественных организациях, тем чаще НКО будут воспринимать как партнеров, наравне с бизнесом и госсектором».