Алексей Икорский стал серебряным призером конкурса профессионального мастерства «Московские мастера. Профессия „Психолог“ — 2021». Желание участвовать в подобном мероприятии зрело у Алексея давно. Его яркое выступление запомнилось и жюри, и зрителям. Безусловно, появились свои фанаты в чате Московской службы психологической помощи населению (МСППН), поэтому мы и хотим расспросить призера о работе в службе, жизненном пути, о конкурсе и, конечно, поздравить с победой.

— Алексей, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в профессию, что вдохновило, какие сомнения сопровождали в начале пути?

— Родился в Пензе. Карьера психолога началась стихийно, когда прошел первый тренинг и понял, что психология — кладезь науки жизни. Тогда начал читать тематическую литературу. Меня очень интересовало все, что связано с мотивацией, личной мотивацией, мотивацией других людей.

По первому образованию я программист. С отличием окончил Пензенский приборостроительный колледж — престижное учреждение в нашем регионе.

Почувствовав тягу к психологии, поступил в Пензенский филиал Московского открытого социального университета. В первый же год понял, что меня тянет к практическим аспектам психологии. Стал проходить различные курсы, тренинги, ездить в Москву, где поступил на курс Холистической практической психологии МГПУ профессора Романина. Через 2 года — диплом, и фактически сразу приступил к «пробам пера», частной практике. Сотрудничал с различными центрами, отдельными клиентами, был сотренером у известных психологов, вел небольшие группы. Дальше — больше... Основное же образование получил в 2009–2014 гг. в Московском городском открытом психолого-педагогическом университете. Я идентифицирую себя как интеграционный целостный психолог, хотя моя специальность «Специальная клиническая психология», то есть это работа с детьми: диагностика, групповые занятия, консультирование.

— Первыми Вашими клиентами, наверняка, были собственные дети, поскольку Вы многодетный папа...

— Когда я проходил курс «Возрастная психология», также изучал разные кризисы в том числе. Дочери в тот момент было 12 лет — она переживала кризис подросткового возраста; сыну — 8 лет, у него наметился первый кризис взросления. Понять детей мне помогли занятия в университете. Наблюдая за ними дома, я мог сказать, почему именно так ведут себя мои ребята, почему сын начинает перечить, высказывается чересчур дерзко. Раньше я бы ему наподдал, сказав: «ты что дерзишь-то?» А тут стал понимать его психологическую ценность, ведь когда мальчик взрослеет, он начинает требовать соответствующего уважения. Как только я поменял свою позицию и стал прислушиваться к ребенку, говоря: «Ты стал такой большой!», он перестал дерзить, предъявлять претензии — конфликт растворился.

— Ваш рассказ о собственном родительском опыте — своего рода напутствие другим семьям, где растут подростки, и конфликты иногда случаются. Каковы Ваши рекомендации?

— Только уважение. Слушать, уважать, любить. Но в то же время выстраивать определенные границы и делать это с любовью, принятием. Сказать: «да, я уважаю твою позицию, ценю твои интересы, ты познаешь мир, но в тоже время есть объективная реальность, и ее нужно четко обозначить».

— Давайте поговорим о Вашей работе в МСППН. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в службу?

— Впервые я обратился в МСППН как клиент. Работая в хосписе № 6 Зеленограда, понял, что мне самому нужна помощь, реабилитация, консультация, словом, почувствовал профессиональное выгорание. Обратился в Зеленоградский филиал и получил квалифицированную помощь коллег. Тогда же подумал, что существование специальной организации в городе, где оказывают помощь и поддержку людям в трудных жизненных ситуациях, — это здорово. Созрело решение по поводу работы в службе. Оставил резюме. И в начале 2019-го меня пригласили в отдел специальных программ. Так я оказался в центре профессионального сообщества.

— Какое направление работы Вам ближе всего? Чем занимаетесь в службе?

— Поскольку тема моего диплома звучит как «Исследование эмоционального выгорания работников хосписов и больниц», то я работаю по запросу социальных служб города, когда нужна психологическая поддержка сотрудников этих организаций. То есть занимаюсь профилактикой выгорания в системе «Человек-человек»: с коллегами мы проводим мониторинги состояния удовлетворенности трудом сотрудников и по их результатам — групповые занятия. Консультирую и отдельных клиентов в самых разных жизненных ситуациях. Не так давно обратился москвич, который во время пандемии оказался за границей. После возвращения стал бояться выходить из дома, его пугали социальные контакты. В таких случаях нужна работа по восстановлению психоэмоционального фона человека.

Или буквально в начале июня к нам за помощью обратились воспитатели центра реабилитации, которые работают со сложными детьми, конфликтными родителями. Трудная работа, после которой нужна психологическая поддержка.

— Несколько слов о Вашей работе во время пандемии...

— Когда началась пандемия, как и многие мои коллеги из МСППН, посменно стал работать на телефоне горячей линии Комплекса социального развития. Нужно было отвечать на вопросы москвичей и оказывать помощь самим операторам по восстановлению, снятию огромного эмоционального напряжения. Позже в госпитале в Сокольниках консультировал больных, их родственников, оказывал помощь по специфическим запросам, в том числе медицинскому персоналу, испытывающему колоссальные перегрузки.

Словом, специалисты службы — там, где трудно, где человек выведен из равновесия, может быть даже пошатнулся, выгорел, не видит, куда идти дальше.

Еще хотелось бы добавить несколько слов о возможности саморазвития, личностного роста с помощью психологической службы. Поясню. Всегда можно выбрать вебинар, семинар, тренинг, который отвечает внутреннему запросу. И такую возможность тоже предоставляет МСППН.

— Расскажите о Ваших приоритетных методиках и практиках: что применяете часто и какие из них уже не нуждаются в рекомендациях?

— Отдаю предпочтение классическим подходам, среди которых экспресс-реабилитация с помощью восстановительных дыхательных методик, специальных упражнений на основе нейрофитнеса. А также приемы саморегуляции: принятие своего физического, эмоционального, когнитивного состояния. Самоисследование, самопринятие с помощью методики «Ресурсное место», например, — это мысленное перенесение туда, где человек чувствовал себя полным сил и возможностей. Ресурсное состояние восполняет ту потребность, которая в настоящий момент созрела. Это психологическое упражнение для восполнения ресурсных возможностей.

— Теперь перейдем к конкурсу... Когда и как Вы приняли решение участвовать в нем? И почему это стало интересно?

— Еще три года назад узнал, что такой конкурс есть, и решил попробовать свои силы. В 2020-м начальник нашего отдела предложила поучаствовать. Но, выполняя большой объем работы и уже не успевая подготовиться, решил пока воздержаться, времени не хватало...

— А как готовились, расскажите, и какой урок вынесли? Чем стал для Вас конкурс?

— Во-первых, это платформа, на которой сходятся психологи разных отраслей. За рамками конкурса мы не так часто пересекаемся и мало знаем, кто чем занимается. То есть конкурс — это возможность обмена опытом. Второе: при подготовке я перечитал свои конспекты... и понял, что, когда смотришь на теорию уже с позиции определенного опыта, некоторые методики, практики, которые были пустым звуком, как бы не проявленным в жизни, вдруг начинают играть новыми гранями, красками. Я, например, отметил для себя, какие работы обязательно пересмотрю, чтобы углубить и продвинуть свои знания. Мне стали интересны темы, не совсем раскрытые, хочется лучше их понять, более полно изучить.

— Какой этап конкурса показался самым сложным?

— Бесспорно, викторина. Почему? Приходилось отвечать онлайн, не теряя темпа, необходимо было подключить скорость реакции, но не всегда это получалось...

В блице, к примеру, нужно время, чтобы взвесить, обдумать свой ответ, а его почти нет. Когда приходило решение, уже кто-то другой поднимал руку. Скорость реакции — моя характерная особенность, я, увы, был в невыигрышном положении. Да, признаю, это был самый сложный тур.

Мне понравился и третий этап, когда нужно было давать психологический анализ предложенному фрагменту из популярного фильма советских времен. Главная задача в этом задании — не увлекаться сюжетом, поскольку игра чрезвычайно ярких звезд кинематографа, конечно, поглощает все внимание. Важно найти рациональную составляющую жизненной ситуации на экране, вернуть себя в профессиональную позицию, а не в позицию зрителя.

— А как Вы ответили на вопрос ведущего конкурса: каково Ваше профессиональное кредо?

— Мое кредо? Это как два крыла птицы — любовь и мудрость. К мудрости ведет осознанность, а принятие мира — к состоянию любви.

Если у вас возникла ситуация, когда вам необходима профессиональная поддержка психолога, можно обратиться за бесплатными консультациями в Московскую службу психологической помощи www.msph.ru.

Круглосуточный телефон неотложной психологической помощи в Москве — 051 с городского телефона, +7 (495) 051 с мобильного.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы