Ровно 80 лет назад началась Великая Отечественная война, которая затронула каждую семью нашей страны. Не осталось ни одного человека, на которого бы не повлияли события военных лет: мужчины и женщины уходили воевать, дети работали на заводах, строили оборонительные укрепления и даже участвовали в диверсиях. Некоторые очевидцы тех далеких событий проживают сегодня в пансионатах для ветеранов труда, где им оказывают помощь и уход, стараясь компенсировать те невзгоды, которые им довелось пережить в детстве и юности. Сегодня они делятся воспоминаниями о первых днях войны.

На рассвете 22 июня

«21 июня у моей старшей сестры Майи был выпускной бал в школе. Вернувшись, она рассказывала, как прошел вечер, и мы не заметили, что начало светать. Внезапно мы услышали какой-то гул, который быстро нарастал, а потом послышался ужасный грохот. Не понимая, что это такое, мы прильнули к окну и увидели немецкие самолеты в небе над городом, а затем вспышки взрывов и зарево пожаров. В комнату к нам зашел отец и сказал: „Ребята, это война“. А мы не поверили его словам. Через полчаса за папой, который был командиром Красной Армии, заехала машина и он отбыл в часть. Больше я его не видела. Он погиб в боях за Харьков», — рассказывает Вера Вениаминовна Теплова, жительница Пансионата для ветеранов труда № 17.

Вера Теплова жила в Киеве вместе со своими сестрами и родителями. В 1941 году ей исполнилось 15 лет, и девушка мечтала быстрее окончить школу и поступить в вуз, но война перечеркнула планы.

Вслед за отцом на фронт ушла вчерашняя выпускница Майя. Она стала зенитчицей и героически погибла в 1943 году при освобождении Киева. А мать Веры Вениаминовны работала операционной медсестрой в полевом госпитале.

Сама женщина пошла работать в киевский военный госпиталь, стала донором, неоднократно отдавая свою кровь раненым бойцам. После вместе с госпиталем ее отправили в эвакуацию в Томск.

«С братом и матерью я встретилась только в 1945 году. Кончилась проклятая война, и мы смогли увидеться! Как мы счастливы были, что выжили, что мы опять все вместе. И плакали от счастья. Это было что-то невероятное!» — вспоминает Вера Вениаминовна.

Женщина посвятила несколько рассказов и стихотворений отцу и сестре, погибшим на фронте, и маме, которая несколько раз была ранена, но самоотверженно выполняла свой долг, за что была награждена орденом Красной звезды, орденом Отечественной войны и медалью «За отвагу».

Выступление В.М. Молотова по радио 22 июня 1941 года

«У нас дома висела большая «тарелка» радиоприемника. Я был дома, когда внезапно объявили о выступлении Вячеслав Михайлович Молотова и мы все замерли, ожидая услышать что-то важное. «...Враг будет разбит, победа будет за нами!», — врезалось в память. Сразу возник вопрос: «Что теперь будет?!» — рассказывает Виктор Михайлович Писков, житель Научно-методического геронтологического центра «Переделкино».

Когда началась война, Виктору едва исполнилось 14 лет. Осенью 1941 года школы в Москве уже не работали, и парень ходил в электрокружок, где молодых людей учили азам работы с электричеством. Ребята сами организовались в группу, которая следила за затемнением подъездов в своем родном районе.

«Москву бомбили, поэтому мы договорились поменять лампочки во всех домах Сокольников. Обычные выкручивали и сдавали, а вместо них ставили „синие“, их плохо было видно с воздуха. А еще мы несли дежурства на улицах, ловили „зажигалки“ (прим. зажигательные авиабомбы). Всюду стояли контейнеры с песком. Обезвреживали их вполне успешно», — рассказывает Виктор Михайлович.

Через год юноша поступил в московский политехникум связи имени В.Н. Подбельского, по окончании которого отправился работать на московскую железную дорогу. Уже осенью 1944 года талантливого парня направили восстанавливать телефонную связь в освобожденном Вильнюсе.

Эвакуация

Когда началась война, Любовь Лажечникова отдыхала в пионерлагере в Подмосковье, ей было всего 10 лет.

«Было солнечно и тепло, мы купались, проводили время в играх — это было такое безоблачное детство... Но внезапно вся жизнь в лагере замерла. Несколько дней вожатые ничего не говорили нам, оставаясь крайне напряженными и встревоженными. А потом нас привезли на Северный Речной вокзал — началась эвакуация, которую мы восприняли сначала как незабываемое приключение. Родители и дети плакали, прощаясь навсегда и уезжая в неизвестность. На пристань прибежал и мой отец. Прижимал к себе и что-то говорил, но я запомнила лишь „Береги маму“. Это была наша последняя встреча. Он погиб в декабре 1942 года», — рассказывает Любовь Николаевна Лажечникова, жительница Пансионата для ветеранов труда № 31.

Теплоход с детьми был направлен в Сталинград, где Любовь Николаевна пошла в 4 класс. Но бомбежки все усиливались и детей вновь переправили на теплоходе, уже в Куйбышев.

«Ночью двигаемся, днем стоим, прижавшись к берегу. Бомбили сильно, и надо было пропускать еще и свои суда, которые везли в одну сторону боеприпасы, в другую — раненых», — вспоминает Любовь Николаевна.

Из Куйбышева детей отправили поездом дальше, на Алтай. На полке по трое-четверо человек, в летней одежде, голодные, но не терявшие присутствие духа. Вернуться из этого путешествия они смогли только в 1943 году.

Диверсионное задание

Евгений Александрович Каракулов встретил войну в возрасте 9 лет. Отца сразу забрали на фронт. А он, с мамой и двумя младшими братьями, с 18 июля 1941 года и 11 апреля 1944 года оставался в оккупации у немцев.

«В свои 9 лет я был старшим мужчиной в семье и должен был помогать матери. Поэтому подрабатывал на железнодорожной станции, где все немецкие составы останавливались для дозаправки водой. Но у меня лично было и другое задание, которое я получал от партизан. Мы с товарищами должны были насыпать в буксы шейки колес вагонов песок, но делать это очень осторожно и осмотрительно. Составы следовали дальше на фронт, буксы постепенно нагревались из-за песка и вагоны загорались. Каким-то чудом мы ни разу не были на этом пойманы. А ранения за время войны были трижды. Впервые 24 июня, на третий день войны, во время ночной бомбежки я был ранен в левое бедро. Эта „печать“ так и осталась со мной», — рассказывает Евгений Александрович, житель Пансионата для ветеранов труда № 6.

После освобождения Одессы и Одесской области Евгений вновь стал ходить в школу. Затем отважный юноша поступил в Харьковское летное училище, по окончании которого нес службу в разных республиках Советского Союза.

«22 июня»

Вадим Шефнер

Не танцуйте сегодня, не пойте.

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,

Средь весёлых и крепких ребят,

Чьи-то тени в пилотках зелёных

На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться —

Их берёт этот день навсегда,

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их — напрасно,

Не промолвят ни слова в ответ,

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы