Ветеран войны Раиса Ивановна Лукьянова на пенсии переехала в социальный дом в Марьино. Она коренная москвичка, всю жизнь прожила в Москве. В тяжелые годы войны она с семьей также оставалась в столице. Сегодня Раиса Ивановна делится воспоминаниями о том временем.

Улица, на которой выросла Раиса Лукьянова, существует по сей день, да и все остальные проезды Марьиной Рощи сохранились. Только выглядят они сегодня совсем по-другому, а от одноэтажных деревянных домиков, которые помнит женщина, не осталось и следа.

«Москва до войны почти вся была деревянная, одноэтажная, — вспоминает Раиса Ивановна. — До самого Садового кольца, можно сказать, тянулись одноэтажные кварталы. Дома отапливались дровами, и я хорошо помню, как помогала папе их пилить. Мы жили на 13-м проезде Марьиной Рощи, недалеко от пересечения с Шереметьевской улицей — там на углу ещё стояла водопроводная колонка, куда мы ходили за водой. С самого детства помню эти „походы“. Сначала с бидончиками, потом и с вёдрами. Сколько принесёшь воды, столько и истратишь. Так детей приучали к труду. А ещё недалеко от нас был храм Иконы Божьей Матери „Нечаянная радость“, который, к счастью, не закрывался в течение всей войны».

Отец Раисы работал в автобусном парке, который планировалось эвакуировать в город Горький. Но семья уезжать из дома отказалась. Там и остались они вместе со своими соседями и городом, переживавшим тяжёлые времена.

«Когда началась война, я как раз закончила семь классов, — рассказывает Раиса Ивановна. — В школу больше не вернулась — времена настали такие, что не до учёбы было. Помню, было предписание в каждом дворе выкопать траншею, в которой можно было бы прятаться во время бомбёжек. Сделали такую траншею и мы — довольно глубокую, обшитую досками, с топчанами, на которых мы и досыпали, если приходилось выскакивать из дома ночью. Правда, через некоторое время бегать надоело. Мы перестали прятаться в траншее, рассуждая так: „убьют — так убьют“. Но все остались живы».

Четырнадцатилетняя Раиса вместе со своими подругами устроилась работать на маленькое предприятие, которое до войны относилось к ведомству железных дорог и выпускало знаки отличия для формы железнодорожников. А когда началась война, то на заводе стали делать воинские награды и гвардейские значки. И девчонки стали настоящими рабочими: трудились наравне со взрослыми, получали зарплату, а самое главное — им полагалось по 800 грамм хлеба.

«В то время иждивенцам выдавали по 400 грамм, служащим — по 600, а нам, рабочим, по 800 грамм, и это было большое подспорье, — говорит пенсионерка. — Нас, конечно, ещё очень выручал огород, да и всех наших соседей тоже. Люди выращивали на огородах что-то съедобное, запасали на зиму. У нас к тому же ещё и куры были. Все это помогало пережить тяжёлые времена».

Они пережили эти годы вместе с Москвой, вместе со всей страной. И дожили по Победы.

«9 мая 1945 года был салют, и я помню, что был очень холодный день, — продолжает Раиса Ивановна. — Народ высыпал на улицы, все были тепло одеты. Вообще все военные зимы мне запомнились как очень снежные и холодные. Страшно даже представить, как тяжело приходилось людям на фронте».

Со своим будущим мужем она познакомилась спустя два года, когда тот вернулся с войны в 1947 году — ещё целых два года после великого дня Победы он воевал на японском фронте. Раиса Ивановна переехала к мужу в точно такой же деревянный дом, потом пошла учиться в техникум лёгкой промышленности.

Жизнь постепенно налаживалась: из деревянного домика семья переехала сначала в комнату в трёхкомнатной квартире со всеми удобствами, потом появилась и отдельная квартира.

«То военное время, конечно, не забыть никогда, — говорит Раиса Лукьянова. — Было и страшно, и трудно, но как-то жили. И даже, вы не поверите, в театр ходили!»

Несколько лет назад Раиса Ивановна переехала в социальный жилой дом, отдав свою квартиру городу. Взамен Раиса Ивановна получила такую же квартиру — со всеми удобствами, просторной кухней, комфортным санузлом и большой лоджией, но только со свежим ремонтом.

Самое главное, что сейчас женщина окружена заботой и вниманием: в любой момент она может обратиться за помощью к социальному работнику, попросить медсестру измерить давление. В квартирах жильцов регулярно проводится уборка, пенсионерам выделена машина для поездок по необходимости. Все социальные дома тщательно охраняются, поэтому жители находятся в полной безопасности. А что ещё нужно, чтобы спокойно встретить старость?

Справочно:

Для переселения в один из социальных жилых домов москвичи пенсионного возраста (мужчины от 60 лет и женщины от 55 лет) заключают договор с ГУП «Московская социальная гарантия». Предприятие находится в ведомственном подчинении Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.

При переселении в социальный жилой дом москвичи в обмен на своё жильё получают благоустроенные квартиры, небольшие ежемесячные компенсации и целый набор бесплатных социальных услуг. Пенсия и все положенные государством выплаты сохраняются в полном объёме. Коммунальные платежи жители социального дома не оплачивают.

Адрес: Москва, улица Новослободская, дом 73, стр. 1 (ст. метро «Савёловская»)

Телефоны: 8(495)916-39-51

8(495)917-06-75.

Сайт: msgr.ru

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы