В этом году московская социальная защита празднует свое 30-летие. В рядах ее сотрудников немало тех, кто начал свой путь в деле помощи нуждающимся в далеком 1991 году. Эти специалисты видели, как соцзащита развивались, менялась, в соответствии с требованиями времени. Это люди, чьи руками она создана такой, какой мы ее знаем. Одна из них — директор Центра содействию семейному воспитанию Надежда Хрыкина.

— Надежда Михайловна, как вы выбрали для себя профессию педагога и решили работать с детьми, оставшимися без попечения родителей?

— Эта профессия пришла ко мне сама. Я выросла в сибирской деревне. Вокруг меня всегда было очень много детей. В семье нас было семеро, я — самая младшая. У меня было много племянников, все они выросли на моих руках.

Еще меня всегда тянуло к людям, которым нужна помощь. В школе у меня была подруга, она заикалась, ей было трудно на уроках. Мне всегда хотелось быть рядом с ней, чтобы помочь. Другая подруга была из очень многодетной семьи, и я тоже ее опекала.

На выпускном наш классный руководитель сказала: «Надя будет педагогом!». Наверное, у нее было какое-то чутье. Я не поверила: ведь мне тогда хотелось стать врачом, именно хирургом. Но жизнь все расставила по своим местам. Так сложилось, что я переехала в Москву. Устроилась на стройку — подсобным рабочим у каменщика. Занималась на подготовительных курсах, но после такой тяжелой работы сил на учебу уже не оставалось. Потом вышла замуж и получение образования еще немного отодвинулось. Родились двое старших детей. Когда они немного подросли и пошли в ясли, я устроилась туда же нянечкой. Мне нравилось — всегда относилась с любовью к детям. Предложили попробовать поработать воспитателем. Я получила образование медсестры — тогда в яслях работали медики. Так началась работа в должности воспитателя. Спустя короткое время стала заведующей, родилась третья дочь. Потом был еще один детский сад.

Затем ясли из подчинения здравоохранения передали в образование, и моего диплома медика было уже недостаточно. Нужно было учиться дальше. С красным дипломом окончила педагогическое училище и сразу же поступила в пединститут. Незадолго до окончания стала заведующей в саду-новостройке в своем районе Новопеределкино. В это же время сюда из подмосковного Пушкино переехал детский дом для детей с нарушением интеллекта. Когда я узнала об этом, потеряла покой — так хотелось помогать этим детям. Мой сад и детский дом открывались одновременно — и мы подружились с его сотрудниками и руководством. Помню, как привезли детей: такие они были маленькие... А спустя пару лет, в 1991 году, мне предложили этот детский дом возглавить!

—  Какой путь прошло учреждение для детей за эти 30 лет?

 Тогда у нас жили малыши с ментальными нарушениями до семи лет. Когда приходила пора идти в школу, их распределяли по другим детским домам. Было жалко с ними расставаться! Мы добились того, что у нас открылась начальная школа — ребята оставались в Центре до 10-11 лет. За время начальной школы с ними работали учителя-дефектологи, мы успевали догнать программу. Стало мало и этого. Попросили разрешения оставить их и дальше, чтобы возить своими силами в коррекционную школу. Получается, этих малышей я приняла 3-летними и смогла довести до выпуска!

Наше здание было построено как типовой детский сад. Мальчики и девочки жили вместе, спальни были большими — на 12 человек. Когда ребята стали оставаться до 18-летия, мы разделили эти большие помещения на маленькие. Как большая семья. Сейчас в группах — не более 8 ребят.

Мы просто жили своей работой! У нас было много экспериментальных площадок, участвовали во всех конкурсах. Спорт, плавание, — мы занимались всем. Уже тогда в Центре был свой бассейн. А те воспитанники, кто проявлял талант к плаванию, занимались в более крупных бассейнах.

Затем мы начинали работу с детьми с нарушениями интеллекта, в середине 90-х стали принимать воспитанников с задержкой психического развития, с психологическими травмами. Тогда у нас еще не было такого опыта работы с ними. Ездили по институтам, искали программы. Потом мы написали собственные... Справились.

В 2006 году в Центре появились дети с ДЦП. Создали подходящие для них условия: специально оборудовали группы на 1 этаже, сделали пандусы. Переживали, как на них отреагируют наши воспитанники. Но дети быстро нашли общий язык. Есть у нас воспитанник Саша, другие ребята сами возили его на коляске по всему Центру, когда он был маленьким. Сейчас Александр уже почти выпускник — скоро переезжает в квартиру, которую получил от города, в ней созданы все условия для жизни человека с инвалидностью. Он чемпион Мира и Европы по армрестлингу. Будет продолжать заниматься спортом в команде параолимпийцев. Многих из ребят-колясочников, пришедших к нам тогда, потом забрали в приемные семьи.

Вообще мы не боялись брать ребят с любыми диагнозами. Были у нас и так называемые «хрустальные» дети — с несовершенным остеогенезом. Волновались, конечно, когда принимали их. До сих пор воспоминаем этих девочек — они уже в семьях. Мамой одной из них стала врач из Казани, которая влюбилась в малышку по фотографии. Сейчас, кстати, наша бывшая воспитанница самостоятельно ходит!

— Много ли ребят находят приемных родителей? Как в «Береге надежды» помогают детям и их будущим родителям обрести друг друга?

— Семейным устройством воспитанников мы начали заниматься, как только появилось патронатное воспитание (прообраз современных приемных семей) — в 2001 году. За эти годы в семьи мы передали свыше 700 ребят. Сейчас в Центре работают Школа приемных родителей и служба сопровождения замещающих семей. В данный момент на сопровождении специалистов Центра 54 семьи, в которых растут 213 детей, в основном, это подростки.

— Задача ЦССВ — возвращение детей в кровную семью и поиск для них семьи новой, только если это невозможно. Удается ли помочь ребятам вернуться туда, где они родились?

— В 2015 году нас объединили с Солнцевским приютом. Там временно жили дети, чьи семьи находились в трудной жизненной ситуации. Мы сделали в этом здании капитальный ремонт: теперь все обустроено по семейному типу, если к нам попадает несколько братьев и сестер, например, они не разлучаются — так дети не испытывают дополнительный стресс. Ммного работаем, чтобы оказать помощь семьям и вернуть детей поскорее к их родным. За это время через это отделение Центра прошло 529 детей, в свои семьи смогли вернуться 315 ребят, 64 нашли семьи новые, приемные.

— «Берег надежды» известен тем, что большое внимание уделяется военно-патриотическому воспитанию. Расскажите об этой форме работы...

 Да, важное место в жизни наших воспитанников занимают спорт и военно-патриотическое воспитание. У нас работает педагог-организатор Владимир Юрченко, десантник, тренер по парашютному спорту. Эти занятия дети очень любят. В прошлом году он предложил ребятам нечто совершенно фантастическое — прыгнуть с парашютом. Все время самоизоляции наши ребята готовились к прыжку. Я не смогла в первый раз отпустить детей на аэродром и не проконтролировать — поехала с ними. Когда доехали до аэродрома, Владимир предложил мне прыгнуть тоже. Ребята идею поддержали. Я не боюсь — прыгнула в тандеме с инструктором. Страха в душе не было вообще! Прыгала первой. Все получилось. Больше переживала, когда прыгали мои дети. Я ждала их внизу. Но все прошло успешно: все бежали с криком: «Надежда Михайловна, когда будем опять прыгать?».

В прошлом году мы издали книгу, в которой собрали истории предков наших сотрудников и воспитанников, участников Великой Отечественной войны. Для детей, лишившихся семьи, особенно важно знать историю своего рода. Вообще, я считаю, что военно-патриотическое воспитание делает мальчишек и девчонок самостоятельнее, они более подготовлены ко взрослой жизни.

— Как в Центре готовят воспитанников к выпуску, поддерживают ли их после него?

— Ребята постарше получают деньги на карманные расходы. У нас сесть студия «Социально-бытовой ориентации», где они осваивают бытовые навыки: учатся готовить, шить, — всему, что может пригодиться им во взрослой жизни. Мы постоянно общаемся с волонтерами, они проводят мастер-классы для воспитанников. Особенно плотно сотрудничаем с ВОО «Содружество детских домов «Дети всей страны» и БФ «Чистое небо». Сейчас наши дети — активные участники проекта столичного комплекса социального развития «Давай друЖИТЬ!». Детям очень нравится. Чем больше они общаются с людьми, тем им будет легче адаптироваться к жизни в обществе.

Для выпускников работает служба постинтернатного патроната. Сейчас на сопровождении состоит 17 юношей и девушек, вышедших из ЦССВ. Специалисты помогают им решить вопросы, связанные с учебой, работой, освоиться во взрослой жизни. Но вообще поддерживаем мы всех, кто вырос в нашем Центре.

Вообще, я считаю, что ключик можно подобрать к каждому! Многое зависит от детского коллектива, в котором ребенок находится. Когда поступают новенькие, стараемся подобрать для них группу, с которой они будут совместимы психологически, ребят, которые будут влиять на них положительно, заинтересуют чем-то полезным.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы