Этот год — юбилейный для столичной системы социальной защиты. За три десятилетия система выросла, не единожды преобразилась вслед за меняющимся миром и стала по праву называться Департаментом добрых дел. В московской системе социальной защиты работают люди, которые начали профессиональный путь в том же далеком 1991 году. Сегодня мы хотим поговорить с Вадимом Меньшовым, директором Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом», расположенного на западе Москвы.

Мы попросили Вадима Анатольевича поделиться своими воспоминаниями о том, как все начиналось, рассказать, каким стал Центр, как изменились дети, приемные родители и выпускники учреждения.

− Вадим Анатольевич, решение работать с детьми, лишившимся родителей, тогда, 30 лет назад, было осознанным или Вас привел сюда случай?

В 1991 году я был депутатом Киевского районного Совета народных депутатов города Москвы. Возглавлял Комиссию по образованию и делам молодежи. Понимал — это не совсем мое, хотелось непосредственной работы с людьми, нуждающимися в моей помощи, например, с детьми, лишившимися родителей. По стечению обстоятельств в Специальной (коррекционной) школе-интернате № 8 для детей-сирот освободилось место директора. Я не раздумывал. Но понимал, что уйду, если не почувствую себя на своем месте. И вот я здесь 30 лет.

− Каким был этот дом тогда, как он встретил Вас, помните свои первые впечатления?

Корпус, где мы сейчас находимся, был жилым. У нас была своя коррекционная школа VIII вида для детей с ментальными нарушениями. Тогда, в 1991 году, мне было всего 29 лет. Наверное, в первое время я и допускал ошибки. Опыта набирался у коллег. Лет через 10 лет сформировалась команда единомышленников. Один человек не может сделать ничего, важна именно командная работа!

В моей команде много коллег, с кем мы вместе не одно десятилетие. Заместитель директора Софья Комарова когда-то пришла сюда в 16-летнем возрасте в качестве шефа от общеобразовательной школы. Нина Ращупкина, которая теперь возглавляет Школу приемных родителей ЦССВ, начинала с должности пионервожатой, работает здесь почти полвека! Я не смогу назвать всех коллег, кто отдал этому дому многие десятилетия жизни — интервью получится слишком объемным. Не буду оригинальным, но скажу: без людей, отдающих душу, особенно когда речь идет о детях, дела нет.

Как менялся «Наш дом» за прошедшие годы? Изменения ведь не были одномоментными...

− В начале 2000-ных годов мы проанализировали нашу, на тот момент, главную проблему — самовольные уходы воспитанников — и поняли, что дети бегут от одиночества. Тогда мы открыли двери для волонтеров, потому что поняли — ребятам нужны не только уход и забота, им нужны друзья!

А еще мы посмотрели, сколько наших выпускников смогли создать свои семьи. И увидели очень малый результат. Пришли к тому, что ребенок, не знающий жизни с родителями, будет испытывать трудности с тем, чтобы построить семью собственную. А значит, нужно сделать все, чтобы этот опыт жизни у ребят появился. Тогда Центр включился в проект по устройству детей в семьи на патронатное воспитание — прообраз современного приемного родительства. Именно мы создали первую Окружную уполномоченную службу по сопровождению детей-сирот в условиях семейного жизнеустройства. Позднее «Наш дом» одним из первых перешел на проживание детей в группах по семейному типу, разновозрастных и разнополых.

Самые существенные изменения в жизни нашей организации произошли после перехода ее в ведение системы социальной защиты населения. Именно тогда школа-интернат была реформирована в центр содействия семейному воспитанию, быт воспитанников устроился по квартирному типу, вместе стали жить дети разного возраста и состояния здоровья.

Каким стал Центр сейчас?

— Мы располагаемся на двух территориях: на улице Новозаводской живут свыше 80 воспитанников, на улице Академика Анохина чуть больше 30 ребят. Среди них много малышей, которые сюда пришли вместе со своими старшими братьями и сестрами

Сейчас Центр «Наш дом» − уникальное учреждение по составу воспитанников. Здесь живут ребята без серьезных проблем со здоровьем, дети с легкой степенью умственной отсталости, тяжелыми множественными нарушениями развития, паллиативные дети. Находятся у нас также воспитанники из региональных учреждений для детей-сирот, приехавшие в столицу для получения высокотехнологичной медицинской помощи — трансплантации . Именно Центр «Наш дом» обладает всеми возможностями, чтобы обеспечить детям необходимый уход во время подготовки к операции и в реабилитационном периоде после нее.

Есть и новые проекты. Недавно в Центре появилась воспитанница В. У девочки тяжелая форма ДЦП. У нашего Центра есть друг Константин Понамарев — инженер-изобретатель. Он поставил наших маломобильных воспитанников на горные лыжи. Есть у него и тренажеры, с помощью которых обучают ходить детей с двигательными нарушениями. Но аппарат — это часть, главное — программа реабилитации и специалист, который может по ней работать. Такой специалист теперь у нас есть. И мы уже видим первые результаты. Планируем бесплатно помогать не только нашим воспитанникам, но и обычным семьям москвичей, где растут дети с двигательными нарушениями. Задумок у нас много.

На Ваш взгляд, как изменились воспитанники за прошедшие 30 лет?

Раньше дети были сложными, были хулиганы, но они были как-то душевнее. На современных детей сильно влияют телевидение, интернет, социальные сети, гаджеты.

А те, кто выбирает для себя путь приемного родительства?

В начале 90-х годов прошлого века семейное устройство не было так развито. Учитывая, что мы были учреждением для детей с ментальными нарушениями, новых родителей наши воспитанники находили крайне редко. Сейчас картина, конечно, другая. И это радует.

Чем отличается выпускник учреждения 1991 года от тех, кто сейчас начинает самостоятельную жизнь?

30 лет назад ребята могли стать выпускниками даже раньше совершеннолетия. Если они поступали в техникумы и училища, то переезжали в общежитие учебного заведения. Вся работа с ними после этого строилась на личной инициативе конкретных сотрудников: за время, прожитое в интернате, они становились для нас родными, и мы продолжали им помогать.

Сейчас поддержку город оказывает официально. Появились службы постинтернатного сопровождения. Да и в целом, ребята больше готовы к самостоятельной жизни, потому что, живя в ЦССВ, помогают сотрудникам готовить, стирать, следят за порядком. Например, в каждой семейной группе есть стиральная машинка — ребята все делают сами. Даже дети с инвалидностью, как в любой обычной семье, могут помочь старшим на кухне.

Кем из своих выпускников Вы больше всего гордитесь?

Горжусь практически всеми! Например, был у нас мальчик Н., родился с тяжелой патологией, потом его прооперировали и проблему решили. До 7 класса он учился в коррекционной школе, но так как в детстве ему часто приходилось видеть работу медиков, он проникся этой профессией и захотел сам в будущем заниматься медициной. С 7 класса его перевели в обычную общеобразовательную школу. Н. был очень целеустремленным и усидчивым — часами учил уроки с нашими педагогами. Нам с ним вместе все удалось! Юноша окончил медучилище, и теперь работает медбратом.

Среди наших выпускников есть и те, кто принимает решение посвятить себя социальной защите. Сразу вспоминаются две моих выпускницы. К. окончила коррекционную школу, затем − вечернюю, потом вуз, сейчас учится в магистратуре, работает в социальной сфере. Другая, Ирина, трудится в родном центре помощником воспитателя.

Справочно

В Департаменте добрых дел работают люди разных профессий и судеб. Их объединяет неравнодушие к чужой беде и желание сделать этот мир чуть добрее и справедливее. Во всех сферах. А для тех, кого привела судьба к детям, оставшимся без родительской заботы, неизменным остается профессиональное кредо нашей команды «Счастлив тот, кто счастлив дома».

Одна из главных задач — помочь каждому ребенку, который остался без попечения родителей, обрести любящую семью. По этому принципу выстроена вся наша работа. Сейчас в приемных семьях растут 93,4 процента детей-сирот, а в центрах содействия семейному воспитания воспитываются 6,6 процента.

Как правило, сейчас в учреждениях живут дети с разными формами инвалидности, а также ребята из многодетных семей: разлучать братьев и сестер нельзя. Поиск семьи для таких детей требует особого индивидуального похода. Еще несколько лет назад количество сирот, живущих в детских домах, было в три раза больше. Город оказывает всестороннюю поддержку семьям, взявшим на воспитание ребенка.

В учреждениях созданы условия, приближенные к домашним. Центры — квартирного типа, в каждой квартире есть воспитательница, которая находится с детьми, учит их вести домашнее хозяйство, помогает ребятам организовывать свой досуг и творчески развиваться. В комнатах предусмотрено личное пространство с местом для сна, есть столы для занятий, шкафы для личных вещей, санузлы, комнаты для отдыха и игр, приготовления и приема пищи.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы