Тамара Михайловна родилась в Амурской области. С 1943 года она добровольцем ушла на фронт: служила в пограничных войсках на Дальнем Востоке. Окончила сержантские курсы. Всего в контрразведке пробыла 5 лет. Сегодня ветеран Великой Отечественной войны рассказала о своем детстве и военных годах.

Отца забрали на фронт — я пошла работать

«Родилась и выросла на Дальнем Востоке. По тем временам Уссурийск был очень значимым городом. Семья у нас была небогатая. Бабушка у меня сибирячка, но замуж вышла за парня, который приехал с Украины обживать дальневосточные земли. В 27 лет она осталась вдовой с тремя детьми. Потом появились внуки, в том числе и я. И до начала войны мы жили вместе с бабушкой в Уссурийске. Мама работала бухгалтером, а отец был военнослужащим», — рассказывает Тамара Михайловна.

Когда началась война, юная Тамара окончила 8 классов. Отца сразу забрали в армию, и девочка-подросток решила помогать семье — пошла работать.

«Устроили меня учеником счетовода в „Ворошиловторг“. Помню, получала тогда 30 рублей в месяц. Один раз в день кормили в столовой — давали похлебку из вермишели. До сих пор не люблю вермишель и рис. Но тогда это была роскошь! Вот так и жили, прошел первый год войны. Однажды я шла вечером с работы мимо комитета комсомола — раздается голос из радиорубки. Передавали сводки с фронта. Меня охватило такое яркое чувство — какой-то стыд, что я иду вот здесь, а где-то там под далекой Москвой идут страшные бои. Никогда не забуду этот момент. И я прямиком пошла в комитет комсомола: запишите меня в армию. Через две недели вызвали. Прихожу домой и маме рассказываю, что записалась в армию. Она в рев. В сентябре 1940-го мама родила брата Валерку, он совсем еще маленький, отец на фронте. А у самой матери на руках жуткая экзема, и тут еще я ухожу. Непростая обстановка была», — рассказывает Тамара Михайловна.

Укусила оса на чужой территории

Тамару направили в штаб 25-й армии, где ее взяли в контрразведку. Девушка очень хотела во внешнюю разведку, но из-за отличительной родинки на правой щеке и шрама на шее отказали. «Контрразведка занималась тем, чтобы в своей армии не было бунтовщиков. По сути, мы следили за дисциплиной, исполнительностью солдат. Ведь даже известные слова: нам нужна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим — каждый понимает по-своему», — рассказывает она.

Молодая девчонка служила на границе: была в Северной Корее, Маньчжурии, Японии. Участница военных действий на озере Хасан. Дослужилось до младшего лейтенанта.

«Помню, мы направлялись в Китай. Передвигались на американских студебеккерах, нужно было перебраться через реку. По дороге меня укусила оса, было так обидно, что на чужой территории это произошло. Это сейчас смешно вспоминать. Только переправилась — началась бомбардировка. Впереди —заброшенный город Дуннин. Было страшно, не знали, куда спрятаться. Стояли одни фанзы, печки, трубы — жуть. Потом, когда я была в белорусской Хатыни, я вспомнила этот поход», — говорит она.

Женщины в армии по форме носили юбки и гимнастерки, и однажды с Тамарой Михайловной произошла неловкая ситуация. «Когда наши войска взяли в плен японцев, их выстроили в ряд. Я шла вдоль этого ряда и вдруг почувствовала, что не могу идти, ногам что-то мешало. Опустила голову, чтобы посмотреть, что с моими ногами. Смотрю: юбка моя сползла уже почти до колен, пуговка оторвалась. Увидев это, весь строй с японцами и нашими бойцами стал оглушительно хохотать. Схватив юбку, я убежала оттуда со всех ног. Этот момент запомнился мне на всю жизнь. Мне было всего 19 лет», — вспоминает Тамара Михайловна.

Строгий выговор в День Победы

День Победы Тамара Михайловна встретила в родном Уссурийске — как дежурный офицер: «Вдруг все завыло, засигналило. Стрельба. Передают — победа! Не описать словами это ощущение. Я все бросила и побежала на Некрасовскую улицу, это самая широкая улица в городе. И все там собирались, радостные, все ликуют. И тут я думаю: что же мне теперь будет, что я убежала с рабочего места? Трибунал! Я скорее обратно. Помню, как же мне влетело! Влепили строгий выговор с занесением в личное дело».

Тамара Михайловна служила в армии до 1948 года, демобилизовалась в звании младшего лейтенанта. Вышла замуж за военного.

«Военную часть моего Ванечки передислоцировали в Татарстан. И я все бросила и поехала за ним. Родила двоих сыновей. Потом Ваня еще учился в харьковской академии. Девять лет жили по разным городам и странам. Потом уже в Москве нам дали комнату 18 метров в коммуналке, до сих пор в ней живу. С супругом прожили вместе 44 года», — рассказывает бабушка.

С 1957 года Тамара Михайловна живет в столице. В мирное время ветеран работала в школе, в клубе интернациональной дружбы: организовывала поездки детей по странам социалистического лагеря.

В свои 95 лет Тамара Михайловна прекрасно выглядит: она с позитивом смотрит на жизнь, ежегодно ездит на отдых в Адлер, общается с боевыми подругами и молодежью, ходит в театр и концертные залы. Последние шесть лет в быту ей помогает социальный работник Светлана от Московского Дома ветеранов. Во время пандемии с Тамарой Михайловной два месяца жила сиделка.

«Благодарна городу за ту поддержку, которые получают сейчас ветераны. Я вспоминаю, как жила моя бабушка, мама... Не сравнить. Изменилось само отношение к людям старшего поколения. А нам приятно такое внимание и забота», — рассуждает москвичка.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы