Начало войны Роза Сергеевна встретила в двухэтажном доме, расположенном на улице Спартаковской, 18. Здесь находилась коммуналка, в которой проживало одновременно 62 человека. Рядом же была парикмахерская, в подвальном помещении располагалось бомбоубежище, куда в случае тревоги отправлялись жильцы близлежащих домов. Сегодня москвичка рассказывает, как проходила эвакуация детей из Москвы и как непросто приходилось детям войны вдали от дома.

Лепешки из картофельных очистков

Судьба труженика тыла и ребенка войны Розы Сергеевны сложилась так, что сегодня 89-летняя москвичка живет по тому же адресу, по которому и родилась. На месте дома, где когда-то находилась коммуналка, стоит обычная московская многоэтажка. Здесь каждый уголок напоминает москвичке не только о ее раннем детстве и послевоенной юности, но и непростых годах войны.

«Когда началась война, мне было девять лет, я окончила только первый класс. Мои старшие сестры — 19 и 21 года — сразу собрались и пошли на фронт. Я и брат, который был старше меня на четыре года, остались с мамой. Отец у нас был ярый коммунист, и поэтому его расстреляли еще до войны. Мама, простая женщина из раскулаченной семьи, по сути, одна нас поднимала. Что такое война? Это когда хлеб по карточке. Раз в месяц можно было получить какие-то крупы, селедку и еще что-то из съестного. Мать работала в общежитии, и нас порой спасала студенческая столовая, так как она приносила оттуда очистки. И вот, помню, купим рыбий жир в аптеке и жарим лепешки из этих очистков», — рассказывает Роза Сергеевна.

Москвичка вспоминает, что, когда объявили о войне, она находилась дома. Мигом все жильцы выбежали во двор. Детей вскоре вызвали в школу. «Вместе с братом Володей мы побежали в школу, а там нас ждали уже автобусы. Родителям ничего особо не говорили. Нас отвезли на речной вокзал, где находились три парохода. Меня посадили в один, брата — в другой. И так мы с Володей расстались на всю войну. По Оке нас отвезли в город Михайлов, мы там пробыли лето — в ближайших деревнях копали картошку. Потом начались первые налеты на Москву. Однажды мы даже видели, как очень низко летел немец: не раздумывая, он сбросил на нас бомбу. Было страшно. Нас спасло то, что на огороде земля было рыхлой: бомба упала в мягкую землю и не разорвалась», — рассказывает она.

В 14 лет стала портнихой

В конце августа детей отправили дальше на восток — в Пермь. Передвигались на поезде, в которых раньше перевозили скот и заключенных. «В одном вагоне находились лошади, во втором — нары с соломой, вот туда нас всех и посадили. Ехали два с половиной месяца; когда прибыли, в Пермском крае уже выпал снег. Страшно вспоминать эту дорогу: голод, вши, чесотка. Одежды особо не было. Кто-то умирал по пути. Помню женщину с детьми, от голода они раздулись и были синие. На одной из станций они нашли какие-то молотки и давай лед бить, чтобы полизать вот эти сосульки. Не говорю уже о лошадях — истощенные, они еле держались на ногах от голода и холода, грызли деревянные перегородки. Было тяжело всем — и людям, и скоту», — рассказывает Роза Сергеевна.

На севере, в городе Кунгур, маленькая Роза вместе с остальными детьми пробыла до 1943 года, ребятня жила при старой церкви в интернате. Делали все, что говорили: и снег чистили, и воду таскали. Когда немцев отогнали от Москвы, детей вернули в столицу.

Повзрослевшая не годам Роза сразу вернулась на учебу в родную школу № 345, а потом перешла в женский класс в школу № 618, там она проучилась до 5 класса. После поступила в швейное училище и уже в 14 лет получила специальность портнихи.

«Помню, сколько радости было вернуться домой в Москву. Я сразу побежала к маме на работу. Ну а потом началась учеба в школе, а в дальнейшем — обучение на портниху и полноценная работа. До 1946 года работала в ателье. Потом всю жизнь обшивала всех своих домашних — мужа и детей, родственников», — рассказывает Роза Сергеевна.

Рядом с домом на Спартаковской находилось бомбоубежище. Москвичка рассказывает, что туда все местные прятались по время обстрелов и каких-либо налетов. «Мне говорили, что все наши жильцы, кто остался в Москве, прятались в этом подвале. Однажды нашего соседа убило: что-то разорвалось прямо во дворе, он не успел добежать. По возвращении в Москву мы детьми распиливали дрова и тут же покупали керосин — носили его в бидончиках», — говорит москвичка.

«Стараюсь не унывать»

После войны Роза Сергеевна устроилась в троллейбусный парк, работала кондуктором до 1950 года. Потом вышла замуж, родила троих детей. С семьей переехали жить в отдельную комнату. Затем была работа в ЖЭКе, а после пенсии Роза Сергеевна устроилась на завод «Пищемаш» диспетчером бойлерной. Всего за плечами у москвички 55 лет трудового стажа.

В свои года Роза Сергеевна очень активна и бодра: она полностью сама себя обслуживает, каждый день гуляет по родному району, общается с друзьями, тремя внуками и двумя правнуками.

«Всегда любила работать. Да и нужно было поднимать детей, как-то обустраиваться после войны. На Спартаковскую улицу я вернулась где-то 12 лет назад. Чувствую, что это мои родные места. Вот так жизнь быстро и пролетела. Вырастила двух дочерей. Сын в 28 лет погиб в авиакатастрофе, работал бортпроводником. Меня это очень сильно подкосило. Но жизнь идет своим чередом. До недавнего времени много лет своими руками мастерила тряпичных кукол — дарила друзьям, внукам. Стараюсь не унывать и сейчас», — говорит Роза Сергеевна.

Роза Сергеевна участвует в культурно-досуговых мероприятиях филиала «Басманный» ТЦСО «Мещанский». Она — участник клуба по художественно-прикладному искусству «Радуга творчества». Ветеран даже проводит свои мастер-классы. В октябре 2019 года присоединилась к проекту «Московское долголетие»: Роза Сергеевна занимается скандинавской ходьбой в Саду культуры и отдыха им. Н.Э. Баумана. С большим интересом она также посещает различные экскурсионные программы, выставки, конкурсы и фестивали, организованные в филиале «Басманный».

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы