Лев Николаевич в 1941 году защищал столицу в отряде гражданской обороны: тушил бомбы во время ночных обстрелов с воздуха. Затем мальчишкой ушел на фронт и всю войну служил водителем. В мирное время Лев Николаевич поднимал автомобильную промышленность — более 40 лет он проработал на ЗИЛе. Ветеран войны поделился воспоминаниями о детстве, военных годах и профессиональном пути на легендарном заводе.

Сын офицера и медсестры

Отец Льва Николаевича, родом из Вязьмы, окончил пехотное юнкерское училище, стал офицером. «Изначально отец пробовал подать документы в Москву и Санкт-Петербург, но ему отказали, так как у него не было дворянского происхождения. И ему посоветовали обратиться в Чугуевское пехотное юнкерское училище. В итоге после долгой подготовки к экзаменам он смог поступить. Он мечтал быть военным», — вспоминает Лев Николаевич.

«С моей мамой отец познакомился во Владимире, куда его отправили на службу после училища. Семья у матери была состоятельной, отец был начальником казначейства города Владимира. Мой дедушка дал согласие на брак дочери-гимназистки с офицером. Но вскоре началась война 1914–1918 годов, отец ушел на фронт. Там он получил тяжелое ранение в голову: ему срезало все нижние зубы и губу. В госпитале ему сделали пластическую операцию, и в дальнейшем было совершенно незаметно его серьезное ранение. И в 1915 году родители сыграли свадьбу», — вспоминает ветеран.

В дальнейшем мать Льва Николаевича стала медсестрой, а отец продолжал военную службу в царской армии. Лев Николаевич родился в январе 1924 года уже в Москве, куда переехали его родители после гражданской войны. Жили Андреевы в общежитии на улице 25 октября (сейчас это Никольская улица).

«Я был очень болезненным ребенком. В полтора годика заболел брюшным тифом, что по тем временам было смертельно. Родители пригласили частного доктора, и он поставил меня на ноги в течение двух дней. До этого моей матери все говорили, что я теряю вес, потому что меня недокармливали. А этот врач, наоборот, сказал, что меня перекармливают и мой желудок уже не справляется», — вспоминает Лев Николаевич.

Тушили бомбы в воде и песке

К началу войны Лев Николаевич окончил 8 классов.

«Помню, 22 июня срочно собрали всех старшеклассников. Нас разделили на бригады (мальчики и девочки отдельно) и послали на уборку московского урожая. Мужчин всех мобилизовали, а мы, подростки, рыли картошку», — рассказывает ветеран.

В октябре немцы уже был под Москвой. Лев Николаевич вместе с другими 17-летними пареньками попал в отряд гражданской обороны города Москвы. Жители столицы с вечера уходили спать в метро и были там до утра.

«Одна за другой объявлялись воздушные тревоги, но в Москву прорывались единичные самолеты, и только по ночам. После объявления воздушной тревоги все уходили в бомбоубежище, а мы шли на пост — на чердак и крышу нашего дома. Там сидели втроем: два парня и одна девушка. Ночью брали с собой фонарь. Сама бомба была цилиндрической формы, она прожигала перекрытие, попадала в дом и начинала гореть. Мы вместе с командой их быстро тушили. Если быстро спохватиться, то ее было легко затушить. Для этого у нас были рукавицы, как у пожарников, и специальные капюшоны. Бомбу нужно было бросить в воду или в кучу песка, которые находились на чердаке», — говорит Лев Николаевич.

Чем ближе немец подходил к Москве, тем чаще объявлялись тревоги. Девятнадцать раз за сутки — самое большое число тревог, которое помнит Лев Николаевич: «Одним вечером в дом, где мы жили, попала бомба. Из нас организовали охрану и до утра туда никого не пускали. Утром оттуда достали угарную бомбу — 500 килограммов. Если бы она действительно сработала, то от дома ничего бы не осталось. И мы погибли бы».

Четыре основные победы

Когда Льву Николаевичу исполнилось восемнадцать, он пошел в военкомат. Его направили учиться на мастера рукопашного боя, затем — на пулеметчика. Юноша вместе со сверстниками ждал призыва на фронт...

«Однажды к нам пришла женщина и сказала, что формируется полк по инициативе Московского комитета комсомола. Мне дали устав, сфотографировали, и вскоре я получил свой билет комсомольца. Далее мне прислали долгожданную повестку: явиться через месяц. Помню, пришел домой и сказал маме, что сформировался 85-й гвардейский московский комсомольский полк. Так и попал на фронт», — рассказывает ветеран.

На фронте Лев Николаевич служил шофером: перевозил ценные грузы, оружие, солдат, боеприпасы. «Когда на фронте узнали, что у меня есть водительские права 3-го класса, то сказали, что им как раз нужен человек на колесах. Нужно было подвозить снаряды, горючее и самое главное — технику. Так я стал рядовым гвардии, водителем „Катюши“», — вспоминает ветеран.

«Однажды был случай: красноармейцу попал осколок, и нас попросили срочно прислать шофера. На место назначения приехал я уже поздно, обратно уехать не мог. Поставили как часового. Все было замаскировано, и когда кто-то проходил, то обращали внимание на язык общения. Если вдруг у человека был подозрительный акцент, то сразу поднималась тревога. Затем я научил лейтенанта управлять машиной, чтобы он мог обойтись без нас», — рассказал Лев Николаевич.

В июле 1943-го на Брянском фронте во время наступательных боев Лев Николаевич точно в срок обеспечил дивизион достаточным количеством боеприпасов. Этим самым помог своему подразделению выполнить боевые задачи.

Победу Лев Николаевич встретил уже в Латвии. Оттуда его вместе с другими красноармейцами перебросили на Дальний Восток. И демобилизовался он только в 1947 году.

«Лично я считаю, что у нас было четыре основные победы во время войны. Первая — под Москвой, когда отбросили врага на 120 км от столицы (в тот момент я еще был в Москве). Тогда был развеян миф о непобедимости немецкой армии. Вторая — победа под Сталинградом (в этот момент нас перебросили на Средний Дон). Третья — победа в Курской битве, после поражения Гитлер объявил три дня траура. Это был переломный момент. И наконец — победа с водружением флага над Рейхстагом», — рассуждает Лев Николаевич.

«Работы никогда не боялся»

После демобилизации Лев Николаевич вернулся в Москву, вскоре женился. Потом начался его длинный трудовой путь на заводе имени Лихачева. «Сначала около трех лет занимался сборкой на ЗИЛе, затем перешел на станок. Параллельно учился в школе рабочей молодежи — окончил 9-й класс, после чего поступил в автомеханический институт. Одновременно учился и работал, такое время было. Со временем перешел в бюро подготовки производства, а оттуда — в контроль выполнения директивных документов завода. Всего на ЗИЛе проработал 42 года, из них 24 года — учился, повышал квалификацию. Работы я никогда не боялся», — рассказывает ветеран автомобильной промышленности.

Сегодня Лев Николаевич, несмотря на слабое зрение, продолжает встречаться и общаться с учениками московских школ, активно участвовать в жизни Совета ветеранов ЮЗАО, следит за всеми новостями. От Московского Дома ветеранов войны и Вооруженных сил ветерана навещают сиделка и социальный работник — они помогают ему в быту.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы