5 декабря, в День начала контрнаступления советских войск под Москвой, участник тех далеких и героических для нашей Родины событий, капитан I ранга, Георгий Сергеевич Курляндский вспоминает, как оборонялась столица.

«В июне 1941 года я окончил 7 класс и подал заявление в военно-морскую спецшколу. Летом, когда начались бомбардировки, нас привлекли для организации обороны Москвы. Людям нужно было где-то прятаться, главным бомбоубежищем стало столичное метро. Мест хватало не всем — на тот момент работало всего две ветки. Нашей спецшколе поручили делать щиты, которые клали на рельсы, чтобы люди могли расположиться прямо на путях. В одном из дворов на Комсомольской площади, куда подходили рельсы, ночью привозили груженые досками вагоны. Мы их разгружали, затем пилили доски и сколачивали щит так, чтобы не выступали гвозди и изделие было ровным.

Наш взвод состоял из внука Буденного, сына председателя Московского городского совета и детей партийных работников... и все мы собирали щиты.

Ночью над Москвой было зарево — горело много домов и работали прожектора. Прожектора крутили и так, и сяк, чтобы «ухватить» немецкий самолет. Затем в дело вступала артиллерия.

Ночью мы несли дежурство на чердаках. Утром в школе нам выдавали адрес, а вечером мы заступали на вахту. «Зажигалки» весили примерно 10 килограммов и были длиной около полуметра. С самолета их выбрасывали кассетами по 20-30 штук. Они падали кучно, пробивали крышу насквозь и начинали гореть на чердаке. В этот момент мы должны были подхватить ее специальными щипцами и сунуть в ящик с песком — в то время такие ящики уже стояли на всех крышах, бомба не взрывалась, а догорала в «песочнице», брызгая искрами. Ни в одном доме, где наша школа несла дежурство, пожаров не произошло. Мы понимали, что это настоящая военная мужская задача и старались выполнить ее.

Тогда же, осенью, нас вывозили на Волоколамское шоссе в район Химок и Дедовска делать оборонительные укрепления — траншеи и противотанковые рвы. Мы таскали воду, чтобы заливать бетон, выполняли и другие подсобные работы. Фронт был рядом, немецкие самолеты летали над нами. Мы прыгали в траншеи, накрывали лопатами головы, чтобы хоть как-то защитить себя«, — вспоминает Георгий Сергеевич, проживающий в Пансионате для ветеранов войны «Коньково».

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы