Сегодня, 7 ноября, в России отмечается годовщина Октябрьской революции, навсегда изменившей ход истории. В 1917 году власть перешла Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Как это повлияло на жизнь обычных людей? Свои историю рассказывает 100-летняя москвичка Мария Николаевна Парецкая, родившаяся спустя год после вооруженного восстания в Петрограде.

«Ребенок революции»

В конце ноября Марии Николаевне исполнится 101 год. В свои годы она обладает феноменальной памятью. Читает наизусть стихи любимого поэта Сергея Есенина и частушки послереволюционных десятилетий. Единственное, на что сетует бабушка Маруся (именно так она просит себя называть), — это ноги. С прошлого года, после операции, она больше не выходит на улицу.

— Родилась я в небольшой деревеньке под Тулой, сейчас эти края относятся к Московской области. На дворе стоял ноябрь 1918 года. Прошел ровно год после Октябрьской революции. Родители рассказывали: когда мне было три года, случился неурожай. Есть было нечего, все голодали. Мама собирала лебеду и крапиву, пекла из них лепешки. Папа даже опух от голода. Все боялись, что он умрет. Потому что в деревне жить без мужчины было очень тяжело, — рассказывает Мария Николаевна.

Бабушка Маруся считает себя «ребенком революции». Ведь когда большевики провозгласили свое знаменитое «Земля — крестьянам», жизнь на селе возродилась, семьи разрастались. Мария Николаевна стала седьмым ребенком в семье. После нее еще родились сестра и брат.

— После Октябрьской революции простые люди лучше зажили. Во всяком случае у нас в деревне. Все работали и собирали свой урожай. На каждом подворье разводили скот: овец, поросят, коров... Если в семье рождался человек, то на него давали третник земли — это четвертая часть гектара. Поэтому простой народ хорошо воспринимал революцию, — говорит Мария Николаевна.

«Все делали для фронта, для наших солдат»

Окончив три класса, 14-летняя Маруся уехала к старшей сестре в Подмосковье — в Нахабино. В военном городке девочка устроилась домработницей в семью военного. Помогала с уборкой, стиркой и готовкой. Через два года пошла на трикотажную фабрику в Тушино — сначала ученицей, потом полноправным работником.

— В городе жить было тяжелее, чем в деревне. На фабриках и заводах платили немного. Поработав на трикотажной фабрике, я перешла на авиационный завод. Стояла у револьверного станка. Потом собирала противогазы. Это были уже 1940–1941 годы, — вспоминает Мария Николаевна.

Со своим первым мужем Мария Николаевна прожила всего восемь месяцев. Началась Великая Отечественная война, и ее супруг ушел на фронт. Некоторое время женщина еще находилась в Москве, от эвакуации в Казань и Ташкент отказалась — уехала в Тульскую область к родителям.

Вскоре женщина узнала, что беременна. Но с фронта пришла печальная весть: муж погиб. Мария Николаевна родила дочку, устроилась в местный колхоз и осталась жить в родном селе.

— В колхозе мы сеяли и пахали практически вручную. Как вспомню, что только одна сеялка, которая висела на груди, весила 16 килограммов... Идешь по полю, а ноги утопают в пашне. Все мужчины были на войне, поэтому работали женщины, мальчишки и старики. Все делали для фронта, для солдат.

В колхозе Мария Николаевна проработала тридцать лет. Она вышла второй раз замуж, родила еще сына и дочку. Но вскоре супруг тяжело заболел и умер. Женщина переехала в Москву.

Здоровое питание и полноценный сон

Бабушка Маруся живет на севере столицы в однокомнатной квартире. У нее трое детей и трое внуков. Правнуков пока нет.

Как труженицу тыла город всячески поддерживает Марию Николаевну. Она пользуется «тревожной кнопкой», за ней закреплены постоянная сиделка и социальный работник. Сиделка от Московского дома ветеранов войн и Вооруженных Сил приходит каждый день, помогает по дому. По вторникам и пятницам социальный работник приносит продукты, помогает оплатить счета за услуги ЖКХ.

— «Тревожную кнопку» использую, когда нужно вызвать скорую. У меня часто бывает высокое давление. Сиделка убирает в квартире, готовит обед, следит за моим здоровьем. Я очень благодарна городу за такую помощь. Недавно мой соцработник сказала, что в следующем году мне оформят оздоровительную программу «Санаторий на дому». Будет совсем хорошо, — говорит Мария Николаевна.

На вопрос о секретах долголетия бабушка Маруся отшучивается. Говорит, что всегда и везде любила опаздывать. Поэтому ей всегда приходилось бежать: на работу, на встречу, домой... Плюс здоровое питание и полноценный сон. Поэтому всегда оставалась в форме.

СПРАВКА

В 2011 году в Москве впервые провели анкетирование среди 83 тысяч инвалидов и участников Великой Отечественной войны, в том числе 34 тысяч вдов инвалидов и участников войны, 18 тысяч одиноких тружеников тыла. Опрос помог понять, в какой поддержке и помощи особенно нуждаются фронтовики. Анкетирование проводится ежегодно.

Так, среди ветеранов востребована социально-реабилитационная помощь на дому. Программа «Санаторий на дому» предназначена для тех, кто по состоянию здоровья не может воспользоваться санаторно-курортным лечением. В 2019 году в программе «Санаторий на дому» поучаствовали 6 тысяч фронтовиков.

В 2011 году при Московском доме ветеранов войн и Вооруженных Сил появилась служба сиделок, услугами которых сегодня пользуются 800 ветеранов.

В городе активно внедряется система «Тревожная кнопка». Благодаря службе неотложной помощи одинокие ветераны могут вызвать скорую помощь, МЧС, полицию, а также социальные службы города. Сегодня устройствами «Тревожной кнопки» обеспечено 100 процентов инвалидов и участников Великой Отечественной войны, изъявивших желание их получить (более 23 тысяч человек).