Муж регулярно поднимает руку, c малолетним ребенком осталась на улице, родная мать не пускает на порог... В каких только сложных ситуациях не оказываются женщины! Найти опору в трудную минуту можно в Кризисном центре помощи женщинам и детям, который был открыт ровно 5 лет назад. Рассказываем, как он устроен, какие специалисты работают, как они помогают своим подопечным восстановиться и какие программы здесь есть даже для мужчин.

Кризисный центр помощи женщинам и детям расположен на севере столицы в Тимирязевском районе: улица Дубки, 9А, в пяти минутах от парка Дубки. Ежедневно неприметное трехэтажное здание для многих москвичек становится надежным кровом и приютом. Центр помогает женщинам, пострадавшим от физического и психологического насилия, а также одиноким матерям, оставшимся на улице с малолетними детьми без средств к существованию.

«Когда женщина приходит к нам, наша задача — мобилизовать ее, сформировать у нее мотивацию к жизни и повысить самооценку. Ведь чаще всего они приходят к нам с очень искаженным восприятием мира и себя. Они истощены психологически и ни во что не верят. Целая команда центра — психотерапевты, психологи, юристы, специалисты по реабилитационной работе и по работе с семьей — помогают женщине восстановиться и начать новую жизнь. За 5 лет убежище у нас получили почти 1,5 тысячи женщин и детей. Помимо головного офиса, у нас есть филиал „Надежда“ на 35 мест в Северо-Западном округе, а также центр „Маленькая мама“ на 32 места в Западном округе для несовершеннолетних мам с их детьми», — рассказывает Наталья Завьялова, директор «Кризисного центра помощи женщинам и детям».

Наталья Завьялова, директор «Кризисного центра помощи женщинам и детям»

Внутри центра — уютная и домашняя обстановка: на стенах детские рисунки, на подоконниках — комнатные цветы, вдоль коридоров — мягкие диваны с книгами и журналами.

Стационар рассчитан на 35 мест. У каждой женщины — отдельная комната со всеми удобствами: есть кровать, шкаф для одежды, отдельная ванная с туалетом. В столовой для взрослых организовано 3-разовое питание, для детей — 6-разовое.

Пока малыши беззаботно веселятся в игровой комнате, занимаются в музыкальном классе или со специалистом по реабилитационной работе, их мамы решают совсем не детские вопросы: консультируются с юристом или психологом, проходят медицинское обследование или терапевтические тренинги.

В центре женщина живет в среднем от 2 до 4 месяцев. Но все зависит от конкретной ситуации — иногда остаются на более длительное время.

Побои сожителя терпела 3 года

37-летняя Елена с двумя малолетними детьми живет в центре полтора месяца. На протяжении последних трех лет ее избивал сожитель, с которым она прожила почти 13 лет.

«С ним я жила с 2005 года, вместе переехали в Москву из Тулы. Первое время, как и все в столице, снимали жилье, потом взяли ипотеку — все было хорошо. Он не курит и не пьет, у него престижная работа и хорошая зарплата. Я преподавала в университете. Единственное — у нас долгое время не было детей», — говорит Елена.

Однажды сожитель так избил Елену, что она оказалась в больнице с переломом черепа. Сейчас женщина со слезами вспоминает эти события из прошлого.

«Первый раз он меня ударил в 2008 году. Я попала в больницу, лежала там больше 2 месяцев. После этого долгое время мучилась головными болями. Ко мне приходил участковый, но я не стала писать заявление. Тогда я не понимала, чем мне это грозит. После выписки все вроде бы наладилось — до того, как я забеременела в 2015 году. Он начал меня толкать, душить возле стенки, выламывать руки или таскать за волосы через весь коридор. После рождения сына добавилось психологическое давление: что-то говорю не так, не тем тоном, с ненужным лицом и так далее. На пустом месте разгорается и начинает меня бить. В 2017 году у нас родился второй ребенок, насилие пошло по нарастающей. И 30 декабря прошлого года он так меня избил, что на мне не было живого места. Я собрала вещи, забрала грудную дочку и уехала к брату в Тулу, где родные настояли, чтобы я написала заявление и сняла побои. Одна я не решилась бы это сделать», — рассказывает Елена.

После возвращения в Москву она позвонила в Кризисный центр, и ее приняли. Женщине предоставили отдельную комнату. Сейчас Елена проходит комплексную реабилитацию и оформляет документы на получение алиментов для детей. Ситуация женщины усугубляется тем, что с сожителем отношения официально не были зарегистрированы. Юридически она не может доказать, что также вкладывалась в общую квартиру. Но Елена не унывает, она рада, что смогла избавиться от постоянных унижений и жестокого обращения.

Родная мать не пускала на порог

Другая москвичка, 42-летняя Татьяна, находится с годовалым сыном в Кризисном центре уже восьмой месяц. Женщина не выдержала постоянных скандалов и попоек сожителя, ушла.

«С ним я прожила три года, все было нормально. Но после рождения ребенка он начал выпивать. Я ушла от него, а мать не пустила меня на порог родного дома. Она изначально была против наших отношений, потому что от первого брака у меня есть 23-летний сын. В итоге я оказалась на улице. Пока ребенку не исполнился год, жила у подруги в деревне в Мордовии. Потом позвонила в опеку и попросила о помощи. Меня направили в Кризисный центр», — рассказывает Татьяна.

Юристы центра помогли Татьяне оформить исковое заявление, чтобы мать не препятствовала проживанию дочери на законной жилплощади. Сейчас идут судебные разбирательства.

«В центре я получила колоссальную моральную и психологическую поддержку. Недавно прошла медицинскую подготовку (УЗИ) к операции на тазобедренном суставе. Регулярно хожу на разные тренинги по эмоциональному восстановлению. Конечно, еще остается страх перед будущим. Но я все же надеюсь, что мать примирится и пустит нас к себе», — добавляет Татьяна.

Почему женщины так долго терпят домашнее насилие?

На этот вопрос отвечают психологи и юристы Кризисного центра.

«Женщины молчат, потому что не хотят выносить сор из избы. Если подключается полиция, то скорее всего, женщина откажется писать заявление на мужа или сожителя, чтобы не привлекать внимания соседей, не становиться на учет. Кроме того, многих женщин пугает возможная судимость отца их детей. Или женщине просто стыдно признать, что ее бьет муж», — рассказывает Любовь Выжанова, заведующая отделением психологической помощи женщинам и детям Кризисного центра помощи женщинам и детям.

Любовь Выжанова, заведующая отделением психологической помощи женщинам и детям

Юрисконсульт Татьяна Рябцева работает в Кризисном центре с момента его открытия. В ее практике сотни дел, связанных с выплатой алиментов, разделом имущества, а также привлечением мужчин к ответственности.

«Часто бывает, что люди живут долгие годы вместе и не оформляют отношения. У них рождаются дети, они совместно строят дом, покупают квартиру. Это самые непростые дела, ведь чаще всего в таких ситуациях страдает женщина — она просто остается на улице. Доказать при сожительстве, что женщина также вкладывалась в строительство или покупку, практически невозможно, если жилье оформлялось на мужчину. Что касается общих детей, здесь все прописано по закону. Если дети признаны отцом — они защищены законом, рожденные в законном браке — имеют право на наследство и алименты», — говорит Татьяна.

Татьяна Рябцева, юрисконсульт

«Кто-то работает над ошибками, а кто-то отрицает»

В отделении реабилитации проводятся различные коррекционные занятия. Используются методы музыкотерапии, арт-терапии, физиотерапии, включая галокамеру, и другие. В зале ЛФК женщины осваивают оздоровительный пилатес и гимнастику, что помогает физически восстановиться.

Работают здесь и с мужчинами. Помимо совместного консультирования в парах, для мужчин открыты специальные программы («Школа для пап», «Папа в декрете»). Они помогают им понять, что такое родительская ответственность, как правильно воспитывать детей, снизить уровень агрессии и внутреннего напряжения.

«Бывают разные ситуации. Есть мужчины, которые приходят для галочки, потому что их обязал суд. Конечно, когда речь заходит о домашнем насилии, то чаще всего мужчины отрицают. Говорят, что избиений не было, что женщина сама ударилась или придумала. Это распространенная психологическая защита», — объясняет Юлия Себелева, медицинский психолог стационарного отделения Кризисного центра помощи женщинам и детям.

Юлия Себелева, медицинский психолог стационарного отделения

По субботам собирается клуб «О чем говорят мужчины». На тренинге мужчины делятся друг с другом своими жизненными ситуациями: рассказывают о семейных кризисах, о трудностях в воспитании детей и конфликтах на работе. Затем психолог помогает им провести групповую работу над ошибками. Ведь когда мужчины делятся своими проблемами с такими же обычными отцами и мужьями, они понимают над чем и ради чего стоит работать.

Психологическую помощь можно получить очно и по телефону доверия

Кроме женщин и детей, живущих в стационаре, психологическая помощь оказывается всем, обратившимся в центр. Также ежедневно работает телефон доверия:

  • 8 (499) 977-20-10 (понедельник-суббота, 9:00–20:00);
  • 8 (499) 492-46-89 (понедельник-воскресенье, 9:00–21:00).

За 5 лет к психологам центра очно поступило более 43 тыс. обращений, по телефону доверия — порядка 23,5 тыс.

«Все обращения можно разделить на несколько блоков. Первый — это насилие в семье: психологическое, физическое, экономическое, сексуальное. Второй — конфликты в семье: детско-родительские отношения, суицидальные состояния. Третий блок — обращения, связанные с различными нарушениями психофизического состояния: тревоги, фобии, невозможность найти близких по духу людей, неумение дружить и так далее. В большинстве случаев бывает, что после телефонного звонка люди приходят на очную консультацию», — рассказывает Любовь Выжанова, заведующая отделением психологической помощи женщинам и детям.

Читайте об итогах работы «Кризисного центра помощи женщинам и детям» за 5 лет.